Поведенческая терапия в ветеринарии

Во втором и третьем номерах нашего журнала уже обсуждался вопрос об узкой специализации ветеринарных клиник. Присоединяясь к мнению К.С.Медведева, А.А.Лященко и Д.Г.Тищенко о широкопрофильности клиник, хочу обратить внимание всех имеющих отношение к ветеринарной медицине на практически полное отсутствие такого специализированного направления в практике ветклиник как консультирование по проблемам поведения.

В связи с этим, напомню читателям сюжет из детского юмористического тележурнала «Ералаш»: мальчуган в очках на приеме у ветврача жалуется, что его песик как-то странно реагирует на команды (писается, какается и даже ходит по потолку!). Далее сюжет стремительно развивается -  ребенок кричит: «Лежать!», и в результате  доктор без сознания, а под его креслом лужа. Знакомая картина (не о докторе, а о манере подавать команды), неправда ли?

   Консультирование по проблемам поведения призвано помочь таким владельцам и их питомцам. В США и странах Западной Европы уже около 30 лет коррекция поведения собак и кошек стала признанной специализированной областью ветеринарии. В этих странах, в связи с ростом уровня жизни и прогрессом в разведении собак и кошек, сформировались новые представления о роли животных-компаньонов. В отличие от прошлого, многих животных с поведенческими проблемами не усыпляют (если речь не идет о крайних случаях, например, агрессивное поведение).  Большинство владельцев, как на Западе, так и у нас, считают своих питомцев членами семьи, компаньонами, любят их и относятся к ним как к детям. И потому многие владельцы готовы смириться с неудобствами, которые доставляют их домашние любимцы.

   По данным западных авторов, около половины хозяев собак и кошек считают, что у их питомцев  встречаются отклонения в поведении. Часть этих проблем возникает эпизодически, некоторые свойственны только щенкам и котятам и проходят с возрастом. Однако иногда проблемы поведения дают повод для серьезного беспокойства – достаточно обратить внимание на регулярно появляющиеся сообщения в прессе о нападениях собак (вплоть до летального исхода) на собственных хозяев.
   В чем же кроются корни проблемного поведения домашних животных? Чем мы можем помочь их владельцам и самим питомцам?

    Причинами могут быть наследственные аномалии, патофизиология центральной нервной системы, инфекционные и паразитарные заболевания,  воздействие сверхсильных раздражителей и, чаще всего, неправильное воспитание и несоблюдение методики дрессировки (вследствие непонимания нормального поведения собак и кошек, особенно социально-коммуникативных сигналов). Основная причина ошибок в воспитании и дрессировке заключена в антропоморфизме, т.е. перенесении сознания и мышления человека на уровень животного мира. Проще говоря, субъективное толкование поведения животных по аналогии с психическими функциями и состояниями человека.

   Основателями зоопсихического антропоморфизма принято считать Дж. Дж. Роменса («Ум животных», 1888 г.) и В. Вундта  («Душа человека и животных», 1894 г.). И хотя еще Ллойд Морган в работе «Привычка и инстинкт» (1899 г.) выступил против антропоморфизма, введя «правило экономии», известное как «канон Л.Моргана», сторонники очеловечивания природы не остановились на животном мире и перенесли свои представления на мир растений и даже атомы вещества (Геккель). Среди европейцев наиболее известен Д.Хаксли (поведение птиц) и американец Д.Лилли (поведение дельфинов).

    «Канон Ллойда Моргана» гласит: «То или иное действие ни в коем случае нельзя  интерпретировать как результат проявления какой-либо высшей психической функции, если его можно объяснить на основе наличия у животного способности, занимающей более низкую   ступень на психологической шкале».

   С простейшим проявлением антропоморфного подхода сталкивается каждый ветврач еще при осмотре животного. Вспомните, как ведет себя хозяин дрожащей и упирающейся собаки в вашей приемной? Правильно, в 99 случаях из 100 он поглаживает, успокаивает и уговаривает неспокойное животное. С точки зрения человека, это естественно – раз «ребенок» волнуется или боится, его нужно утешить и приласкать. На самом деле проблемное поведение в таком случае неосознанно подкрепляется и в дальнейшем лишь усиливается. Назойливость в привлечении внимания хозяина и настойчивое попрошайничество быстро становятся доминирующими линиями поведения, часто переходя в гипертрофированную привязанность к человеку, а в дальнейшем приводят к систематическому состоянию тревоги при расставании, боязнью одиночества и спонтанному лаю.

   Неправильная трактовка наблюдаемого коммуникативного поведения и, как следствие, ошибочная реакция на него связаны с распространенными поведенческими проблемами, в частности, с агрессией. Характерный пример – ошибочная интерпретация владельцами собак поз примирения и подчинения в ответ на окрик и наказание, как признание собакой своей «вины» и «извинения за проступок».  Чаще всего такие демонстрационные позы направлены на предотвращение угрозы со стороны хозяина и отнюдь не свидетельствуют о том, что животное поняло, за что его наказывают. Если же попытки наказать продолжаются и после демонстрации поз примирения, ответом будет агрессия в той или иной форме. Для собаки такая реакция закономерна – ведь ее поведение примирения не получило соответствующего ответа. Со временем в таких ситуациях она может перестать демонстрировать необходимое поведение (как не приводящее к нужному результату) и перейдет в разряд непредсказуемых собак, проявляющих «неспровоцированную» агрессию.


   Антропоморфный подход в описании поведения встречается и в популярной, и в научной литературе.

   Вот пример объяснения агрессивного поведения собак из книги «Отечественные породы служебных собак азиатского происхождения» В.А.Калинина с соавт. (1992г.): «…Кобель ежедневно остается дома вместе со старушкой… Пес лежит на подстилке, страдая от скуки и недостатка движения. А перед глазами у него из комнаты в кухню и назад в комнату, шаркая ногами, ходит старушка. Раз прошла, два раза, …десять. Постепенно накапливается раздражение. Наконец пес не выдерживает и цапает старушку за ногу…». Такое объяснение больше подходит к описанию нападения зятя-алкоголика, лежащего на раскладушке в коридоре, на старушку-тещу. Совершенно ясно, что причиной агрессивного поведения стало не «накопление раздражения». Человек постоянно вторгается в охраняемую зону и не реагирует на предупреждающие сигналы - наклон головы, напряженную позу и т.д. Автор не описывает их, но в том, что они были продемонстрированы, нет сомнения, ведь речь идет о кавказской овчарке, а не о собаке бойцовой породы, которые обычно не подают сигналы угроз и слабо воспринимают ритуалы примирения.

   В специализированных изданиях встречается этот же подход. Например, Генри Р.Аскью в руководстве для ветеринарного врача «Проблемы поведения собак и кошек» (Москва, 2003), опираясь на собственные исследования и данные анкетирования владельцев собак других авторов, приходит к ошибочному выводу: «…В поведении собак (владельцы которых являются сторонниками антропоморфизма),  которых «баловали» и которые не прошли курс дрессировки, проблемы появлялись не чаще, чем в поведении собак, владельцы которых не являются сторонниками антропоморфического подхода…». Вопросы анкет при этом были составлены исходя из ложной предпосылки о том, что сутью «очеловечивания» является «изнеживание» собак. Правда, здесь же он признает, что «…Стремление их «очеловечить» и немного побаловать... противопоказано в обращении с животными, в поведении которых проявляется эта специфическая проблема (агрессия)».

   Подобных недостатков лишено универсальное «Руководство по поведенческой медицине собак и кошек» вышедшее в 2005 году в издательстве «Софион» (Москва). В этой фундаментальной книге подробно описано нормальное поведение собак и кошек, дала исчерпывающая информация по поведенческим расстройствам (анамнез, диагностика, методы лечения, прогнозирование и контроль).

   Хочу надеяться, что и у нас неотъемлемой частью современной ветеринарной практики станет забота о гармоничном отношении между хозяином и его питомцем, помощь владельцам животных в более глубоком понимании социально-коммуникативного поведения. В свою очередь включение профилактики и лечения поведенческих расстройств в ветпрактику привлечет новых клиентов и «привяжет» их к клинике.

 

«VET ZOO profi»  №5 / 2005 г. 
Сергей Клочко, зоопсихолог. Киев.

Просмотров: 2785

Смотрите также:

Проблемы поведенческой медицины

В последнее время огромный интерес у ветеринарных врачей вызывает изучение поведенческих проблем животных-компаньонов, а также пути их решения, Среди причин поступления на прием к канадским специалистам их доля составляет 3-4%, но коррекция занимает до 20% рабочего времени (К. Оверолл, 2005), Кроме того, неспособность людей решить указанные затруднения является одной из основных причин эвтаназии собак и кошек. По всему миру 39-70% собак, попадающих в приюты, погибают именно из-за негативного для человека поведения (минимум 7-8 млн. животных в год). В частных клиниках этот показатель еще выше (Stead, 1982; Sigler, 1991).


Самотравмирование хвоста у домашних животных

В последнее время к автору статьи за консультацией все чаще обращаются владельцы животных с жалобой на то, что их собака или кошка навязчиво грызет свой хвост, а обращение к ветеринарному врачу и назначения не приносят устойчивого результата. Как только раны заживают, а защитный воротник снимают, рецидив наблюдают вновь. Известны случаи, когда подобная проблема приводила к ампутации. Разумеется, специалистами проводилась дифференциальная диагностика травм, парапроктита, аллергических, паразитарных и дерматологических патологий, способных вызвать такую реакцию, поэтому речь пойдет только о тех случаях, когда перечисленные патологии не были выявлены.

стерилизация кошки недорого

Меню

Собаки

Кошки

Птицы

Занимательно

Ветеринария

Справочник