Реконструкция тазобедренного сустава

Застарелые травматические вывихи тазобедренного сустава являются сложной травмой, сопровождающейся разрывом капсулы сустава и круглой связки, что в свою очередь требует проведения реконструктивно-восстановительных операций.

 

 

 

Данный раздел основан на анализе оперативного лечения 45 собак, поступивших в клинику по поводу застарелого посттравматического вывиха тазобедренного сустава.

 

Принимая во внимание схожие патоморфологические изменения в тазобедренных суставах при застарелых травматических вывихах и деформирующем коксартрозе, мы сочли возможным дополнительно проанализировать в данной статье 2 случая с указанной патологией.

 

Распределение больных животных в соответствии с породной принадлежностью представлено в таблице 1.

 

Табл. 1.

 

Распределение оперированных животных по породам


 

№№
п/п
Породная принадлежность
Количество
Оперированных
Животных
%
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
терьеры
шнауцеры
ротвейлер
немецкая овчарка
шотландская овчарка
сеттер
далматин
кокерспаниели
пудели
карело-финская лайка
пикинес
метисы
6
5
4
7
3
2
1
3
11
1
1
3
12,8
10,6
8,5
14,9
6,4
4,3
2,1
6,4
23,4
2,1
2,1
6,4
Итого:
 
47
100,0

 

Из приведенной таблицы следует, что наиболее часто посттравматические вывихи тазобедренного сочленения имели место у пуделей (23,4%) и немецких овчарок (14,9). В группу немецких овчарок вошли 2 пациента с посттравматическим деформирующим коксартрозом.

 

По возрасту животные распределены следующим образом: до 1 года- 8 (17 %) собак, от 1 года до 2-х лет – 16 (34 %), старше 2-х лет – 23 (49 %).

 

Следует заметить, что в нашем исследовании количество особей мужского пола составило 57 % (27 собак), в то время как женского - 43 % (20 животных).

 

Распределение оперированных пациентов по локализации артропатии представлено в таблице 2.

 

Табл. 2.

 

Распределение пациентов по локализации артропатии

 

Локализация артропатии
Количество оперированных пациентов
%
левый тазобедренный сустав
правый тазобедренный сустав
26
21
55
45
Итого:
47
100


 

Как видно из таблицы, наиболее часто оперативные вмешательства проводили по поводу артропатии левого тазобедренного сочленения (55%), хотя разница в локализации очага патологии не является разительной.

 

Всего у 47 пациентов было выполнено 48 реконструктивно-восстановительных операций. Общие цифры операций превышают количество оперированных животных в связи с тем, что в одном наблюдении имела место двусторонняя тазобедренная артропатия.

 

 

 

При клиническом обследовании больных животных, как правило, отмечали хромоту висячей или опирающейся конечности разной степени, выраженную артралгию, а также резкое ограничение объема активных движений в суставе.

 

Основным симптомом травматического вывиха является дефигурация области поврежденного сустава. Каждому вывиху соответствует определенное положение головки бедренной кости относительно вертлужной впадины. При этом характерное положение принимает и сама тазовая конечность.

 

При подвздошном вывихе бедра (luxatio femoris iliaca) определяли смещение большого вертела, значительное укорочение и наружную ротацию конечности. Ягодичная область на стороне вывиха приобретала большую округлость.

 

При надацетабулярном вывихе (luxatio femoris supraacetabularis) также имеет место существенное укорочение конечности, находящейся при этом в состоянии аддукции и умеренной внутренней ротации.

 

Для седалищного вывиха (luxatio femoris ischiadica) характерна резкая деформация конечности, коррелирующая с гиперфлексией коленного сустава, находящегося, как правило, несколько выше уровня тазобедренного сочленения. У значительного количества пациентов наблюдаются неврологические нарушения.

 

При запирательном (luxatio femoris obturatoria) и лонном (luxatio femoris pubica) вывихах обычно имеет место гиперэкстензия коленного и скакательного суставов, больная конечность удлинена, выведена вперед или максимально отведена назад.

 

При вывихах обоих тазобедренных суставов выражена обездвиженность, пациент лежит при этом с широко расставленными тазовыми конечностями.

 

Однако, уместно отметить, что при всяком вывихе, как бы ни ясна была его диагностика, требуется рентгенологическое исследование для выяснения характера и степени нарушений суставных соотношений. При этом рентгенографию необходимо проводить по возможности в двух проекциях, что позволяет объективно судить о локализации головки и степени ее смещения относительно вертлужной впадины.

 

 

 

Продолжительность операции в среднем 100±10 минут. Все пациенты удовлетворительно перенесли операцию тотальной артропластики.

 

Пробуждение от наркоза отмечали спустя 1,5-2 часа после окончания операции. В течение суток животные пребывали в состоянии малой подвижности, отказываясь принимать пищу и воду. На вторые сутки в подавляющем большинстве случаев аппетит был восстановлен, пациенты начинали приступать на оперированную конечность, постепенно увеличивая на нее нагрузку. Постоперационный отек спадал на 6-9 сутки. Заживление швов первичным натяжением. Через 1 месяц после оперативного вмешательства у всех пациентов имело место частичное ограничение амплитуды движений в оперированном суставе, была выражена гипотрофия мягких тканей бедра. Сосудистые и неврологические нарушения отсутствовали, кроме пациентов, у которых оперативное вмешательство было проведено по поводу застарелого седалищного вывиха. Локализация головки в непосредственной близости к n. ischiadicus способствует его постоянной травматизации и провоцирует вовлечение в рубцово-спаечный процесс. Вне всякого сомнения, неврологические нарушения в этой группе пациентов, проявившиеся в параличе малоберцового нерва, явились следствием вышеуказанной причины. Этим животным в постоперационном периоде был назначен курс инъекций прозерина и витаминов группы В. Восстановление иннервации конечности отмечали по истечении 3-х месяцев с момента операции.

 

Резкое улучшение общего состояния в постоперационный период регистрировали у пациента, в анамнезе которого имел место деформирующий правосторонний коксартроз, асептический некроз головки и шейки бедра, выраженная тугоподвижность тазобедренного сустава. Клинически постоянная артралгия, сильная болезненность при умеренной пальпации, амплитуда движений резко ограничена. Результаты проведенной артропластики выявили дефигурацию головки с тотальным истончением хрящевого покрытия вплоть до обнажения субхондральной кости. По поверхности сочленения прослеживались микро- и макродефекты хряща головки и вертлужной впадины в виде узур, трещин и разволокнений. По периферии головки, а также в параацетабулярной области регистрировали остеофитозные разрастания.

 

Постоперационный период протекал без осложнений. На третьи сутки после операции пациент начал включать больную конечность в нагрузку. Заживление швов первичным натяжением. Через 1,5 месяца усиленного реабилитационного периода объем движений в оперированном суставе был полностью восстановлен. Через 3 месяца после артропластики каких-либо признаков хромоты, а также сосудистых и неврологических нарушений не отмечали. Во всех остальных случаях полное восстановление функциональной пригодности оперированной конечности наблюдали в сроки 1,5-2 месяца после оперативного вмешательства. Суставы с артропластикой, а также дистальных отделов больной конечности находились в функционально физиологическом положении. Какие-либо сосудистые, неврологические нарушения, а также косметические дефекты, связанные с операцией, отсутствовали.

 

Рентгенологически на этапных рентгенограммах большой вертел и культя шейки проецировались напротив вертлужной впадины. Признаков их асептического некроза и остеопороза не отмечали.

 

 

 

В суставном хряще обнаружены узурации, фибрилляция матрикса, трещины (рис. 1, 2), замещение суставного хряща волокнистым (рис.3), пролиферация хондроцитов. Нарушения цитоархитектоники выражаются в увеличении количества одиночных клеток в поверхностной зоне, причем встречаются многочисленные пустые лакуны (рис. 1). В промежуточной зоне хрящевого покрытия клетки образуют небольшие скопления (рис. 2, 4). Многие хондроциты находятся в деструктивном состоянии (рис. 4). Дистрофически измененные клетки особенно многочисленны в поверхностной зоне хряща, что может быть расценено как признак репаративной несостоятельности хондроцитов.

 

Базофильный раздел обычно расслоен, что может указывать на периодические остановки роста кости (рис. 5).

 

Из других морфологических изменений границы кальцификации можно наблюдать ее локальное разрушение, «размытость», утолщение (рис. 3), локальное разрушение и инвазию сосудов в зону некальцифицированного хряща (рис. 6), что указывает на глубокие метаболические нарушения в его ткани.

 

В ряде случаев при хроническом вывихе отмечено локальное замещение суставного хряща волокнистым (рис. 7).

 

В промежуточной зоне суставного хряща выявлено низкое содержание гликозаминогликанов, и их очаговое скопление, преимущественно в промежуточной зоне (рис. 8).

 

Среди изоформ коллагена в хрящевой ткани преобладают морфологически зрелые; морфологически незрелые находятся главным образом в глубокой зоне хряща (рис. 9). Это может указывать на инертный метаболизм коллагена. Величина рефракции коллагена колеблется в весьма широких пределах – от 20 до 50 нм.

 

В СХК обнаруживаются следующие варианты изменений. СХК может быть истончена (рис. 5, 8, 9) или утолщена (рис. 6, 7), костные балки склерозированы или, напротив, истончены; наблюдаются их микроруптуры (рис. 10).

 

В реакции с пикросириусом в СХК выявлена морфологическая анизотропия коллагена по степени морфологической зрелости (рис. 9), что может отражать активное ремоделирование костной ткани. Величина рефракции коллагена составляет 20 – 50 нм.


 

Резюме

 

1. Внутрисуставные повреждения являются пусковым механизмом для развития воспалительно-дистрофического процесса в суставных поверхностях.

 

2. Структурные изменения, выявленные при застарелых травматических вывихах головки бедренной кости отражают хроническое сочетанное протекание процессов деструктивной и адаптивно-компенсаторной природы, связанное с длительным нарушением физиологического нагружения тазобедренного сустава.

 

3. Своевременное проведение реконструктивно-восстановительных операций при застарелых травматических вывихах тазобедренного сустава позволяет избежать тугоподвижности указанного сочленения и способствует Sonatioanatomicaetrestitutiofunctionalis.


 

Библиография

 

 

 

1. Лаврищева Г.И., Оноприенко Г.А. Морфологические и клинические аспекты репаративной регенерации опорных органов и тканей. - М.: Медицина, 1996.- 208 с.

 

2. Ролик А.В., Горидова Л.Д. Декомпрессия тазобедренного сустава в комплексном лечении внутрисуставных переломов шейки бедренной кости (клинико-экспериментальное исследование) // Ортопедия, травматология и протезирование. - 1995.- № 2.- С. 26-28.

 

3. «Фактор нагружения сустава» и его роль в теоретизации ортопедической науки /Сименач Б.И., Михайлов С.Р., Пустовойт Б.А. и др. //Ортопедия, травматология и протезирование. - 1995.- № 2.- С. 3-10.

 

4. Dietz O. Luxatio femoris // Lehrbuch der speciellen veterinarchirurgie. W. Bolz, O. Dietz, H. Schleiter, R. Teuscher. T. II.- 1975.- S. 757-762.

 

5. Slocum B. Nuerologia articular Dislocation // Vortrag Veterinary orthopedie die Society. - Snowmarr. - 1978.- P. 71-73.

 

6. Stromqvist B. Intracapsular pressure in undisplaced fractures of the femoral neck // J. Bone Joint Surg.- 1988. - V. 70 B, № 2. - P. 192-194.
 

Самошкин И.Б., Слесаренко Н.А., Самошкин И.И.

 

Просмотров: 3411

Смотрите также:

Использование глюкозамина при внутрисуставных деструктивных процессах у собак

Изучение морфофункционального состояния коленного сустава как сложной органоспецифической системы мультикомпонентной системы, а также поиск надёжных методов диагностики структурно-метаболических нарушений его биотканей и разработка способов их коррекции является одной из актуальных проблем ветеринарной медицины. Её решение имеет большое значение в связи с возрастанием числа повреждений локомоторного аппарата деструктивного генеза, обусловленных возрастной, генетической и посттравматической патологией.


Кормление как новый подход к лечению заболеваний суставов
Кормление как новый подход к лечению заболеваний суставов

На протяжении всей жизни организм подвергается воздействию разнообразных компонентов пищевых продуктов. Посредством сложных биохимических процессов из пищевых продуктов извлекаются энергия и питательные вещества, дающие возможность жить. Многие пищевые продукты, которым не придавалось большого значения в прошлом, влияют на здоровье человека и животных. Так, например, ликопен, содержащийся в готовых томатных соусах, может помочь предотвратить рак простаты, а полифенолы зеленого чая способны непосредственно влиять на сигнальную трансдукцию в клетке, снижая риск развития рака молочной железы. Подобный эффект на генном уровне производят ретиноиды и каратиноиды моркови и красного перца. Может быть, продукты питания и кормления не способны излечить нас от конкретных заболеваний, но питание, богатое витаминами, микро- и макроэлементами, может предотвратить возникновение заболевания.

стерилизация кошки недорого

Меню

Собаки

Кошки

Птицы

Занимательно

Ветеринария

Справочник