Очерки об инфекционных болезнях собак

Игнатов, Петр Евгеньевич
Очерки об инфекционных болезнях у собак

Полезная книга может быть гораздо более приятной, чем приятная полезной
Житейская мудрость

Предисловие

В условиях современной разрухи многие ветеринарные специалисты вынуждены осваивать новые виды деятельности В частности, им приходится переходить к практике лечения домашних животных, как наиболее высокооплачиваемой в нашей профессии. Что ж, это вполне естественный процесс, поскольку и за рубежом основная масса ветеринарных врачей работает именно с домашними животными.

В то же время литературы, посвященной проблемам лечения инфекционной патологии у собак и кошек и написанной на современном уровне, очень мало. Может быть, это связано с тем, что все крупные научно-исследовательские учреждения в нашей стране - государственные. Нацелены они, в основном, на решение этапов различных программ глобального повышения сельскохозяйственного производства. А собака, как друг человека, которого вполне можно водить на поводке, неизменно выпадала из поля зрения отечественных ученых.

Зарубежная же научная литература, напротив, уделяет домашним животным львиную долю своего внимания. Однако в развитых странах проблемы инфекционных болезней не стоят так остро, как у нас, и поэтому занимают в публикациях довольно скромное место.

Таким образом, проблема информации об инфекционных болезнях собак на современном этапе весьма актуальна.

В процессе исследований нам приходилось довольно много работать с инфекционной патологией у домашних животных. Постепенно накапливался интересный научно-практический материал, а также тщательно анализировался опыт зарубежных коллег, особенно в области фундаментальных исследований.

Это позволило обобщить многие современные, порой противоречивые научные данные и попытаться изложить их в достаточно популярной форме Жанр научных очерков предполагает, в известной степени, свободу манипуляции материалом. Это позволяет более подробно остановиться на основных аспектах развития болезни и, наоборот, поверхностно освещать второстепенные, по мнению автора, события или не касаться их вовсе.

Например, основная схема изложения материала об инфекционной болезни базируется на том, что "во главу угла" поставлен патогенез, то есть описание механизма, по которому происходит развитие (генез) патологических реакций в организме. Причем, здесь мы пытались, насколько это возможно, рассматривать процессы и на молекулярном, и на клеточном, и на тканевом уровнях.

Все остальные разделы были так или иначе привязаны к патогенезу. Ведь если понятен механизм развития патологических реакций в организме (т.е. сущность процесса), то любой врач уже конкретно представляет, что и когда он может ему противопоставить.

Клинические проявления болезни есть не что иное, как отражение патогенетических реакций, происходящих на соответствующем уровне. Даже при описании возбудителя мы пытались использовать только ту информацию, которая так или иначе может быть связана с механизмами пато- и иммуногенеза и представлять интерес для практикующего врача.

Вместе с тем, при изложении лечебных мероприятий мы не вдавались в методические подробности применения лекарственных препаратов. Врачу они хорошо известны (что не известно, написано в наставлениях по применению препарата и справочниках), а "не врачу" заниматься лечением и вовсе не следует, поскольку "самолечение" инфекционных болезней - дело довольно опасное.

Так как при описываемой патологии необходимо комплексное лечение, раздел "лечение" разбит на подразделы, где представлены основные группы препаратов, действующих в различных направлениях:

* на возбудителя (этиотропная терапия)
* на нейтрализацию патогенных механизмов (патогенетическая терапия)
* на ликвидацию отдельных клинических симптомов болезни (симптоматическая терапия)

Такое разделение позволяет врачу полнее использовать в своем терапевтическом комплексе лечебные препараты различного действия, а не "бить" в одном направлении.

Организм во время инфекционной болезни можно рассматривать как арену боевых действий. Противоборствующими сторонами здесь, с одной стороны, выступает возбудитель болезни (как агрессор), а с другой - контратакующая система иммунитета. Причем, как мы увидим ниже, разрушать "мирные" жизненно-важные структуры организма могут как та, так и другая воюющие стороны.

Для лучшего понимания молекулярно-клеточных механизмов, происходящих при этой борьбе, представлялось целесообразным очень кратко напомнить читателю о строении и функциональных особенностях одного из постоянных участников этих событий - системы иммунитета. Этому и посвящена первая глава книги.

В нашей работе подробно рассматриваются не все болезни собак, а только те, с которыми нам приходилось работать. Кстати, они сейчас и являются наиболее актуальными. Стремясь охватить большее количество полезной информации и выразить его в меньшем объеме, было решено одну из глав посвятить справочному материалу, потребность в котором периодически возникает у любого врача. И уж поскольку нашему коллективу пришлось немало поработать с инфекционными болезнями собак, последнюю главу мы посвятили собственным разработкам, которые, как мы рассчитываем, смогут "облегчить жизнь" ветеринарного врача и его пациентов.

В книге использованы два различных шрифта. Сделано это с учетом различной подготовки читателя к восприятию текста. Материал, представленный крупным шрифтом, рассчитан на менее подготовленного читателя, а для специалистов подробности изложены более специфическим языком и другим шрифтом.

Хочется надеяться, что эта книга представит определенный интерес не только для ветеринарного врача или фельдшера, но и для владельцев животных, активно занимающихся проблемами разведения и выращивания собак.

В заключение, автор хотел бы выразить благодарность Федорову Андрею, Слоницкой Маргарите, Картущиной Ирине, Фроловой Раисе и другим, кто помогал в разработках и внедрении новых препаратов и методов в ветеринарную практику.

ИММУНИТЕТ КАК СИСТЕМА ЗАЩИТЫ

1.1. ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ СИСТЕМЫ ИММУНИТЕТА И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ.

В процессе эволюции живых организмов выживали только те, кто умел защищать постоянство своей внутренней среды и не допускать проникновения в нее чужеродных клеток или перерождения собственных. В сохранении целостности организма важнейшую роль играли прежде всего наружные покровы, защищая его от неблагоприятных факторов внешней среды. Но этого было Недостаточно, и уже на ранних этапах эволюции (у губок и кишечнополостных) появилась система внутренних неспецифических факторов защиты. В основном их деятельность сводилась к активности амебоцитов (макрофагов), которые заглатывали (фагоцитировали) чужеродный материал и утилизировали его.

Позднее, когда в процессе эволюции увеличивалась масса живой материи в организмах, а также происходила дифференциация их органов и тканей, начала возрастать и опасность накопления в организме мугантных (измененных) клеток (частота мутации в среднем одна клетка на миллион). Все это требовало более совершенной системы защиты. Поэтому уже у класса кругаоротых появляются лимфоидные клетки, которые специализировались в реакциях распознавания своего и чужого.

В дальнейшем система этих клеток еще более усложнилась, и уже у млекопитающих сформировалась специализированная система лимфоидных элементов, специфически направленная против конкретной мишени. Это резко усилило способности организма к защите.

Именно специализированную лимфоидную систему в настоящее время и предлагают называть иммунной системой, поскольку именно она обеспечивает строгую специфичность иммунного ответа. В свою очередь системы фагоцитов, комплемента и др. оказались функциональна очень тесно связанными с лимфоидной системой. Тем не менее их считают неспецифическими факторами защиты и предлагают называть только вспомогательными. Как более древняя система защиты, предшествующая в своем развитии лимфоидной, неспецифическая система часто предшествует лимфоидной и в своей деятельности, принимая на себя первые "удары" чужеродных агентов.

Итак, иммунная система организма млекопитающих представляет собой совокупность всех лимфоидных клеток организма, их скоплений и лимфоидных органов, тесно связанных в своих функциях с более древней системой неспецифической защиты.

Она имеет три особенности:

1. она генерализована (рассеяна) по всему организму,

2. ее клетки постоянно циркулируют благодаря току крови;

3. она способна продуцировать специфические молекулы-антитела, направленные конкретно против какой-либо мишени.

На современном этапе считается, что основная функция системы иммунитета - обеспечивать генетически определенное постоянство внутренней среды организма, не допуская появления чужеродных или изменившихся собственных клеток.

Упрощенно эту задачу можно представать как контроль за тем, чтобы в организме существовали и функционировали только свои, "правильные" клетки, имеющие на мембране только свои маркеры гистосовместимости (своеобразный паспорт, подтверждающий принадлежность к данному организму). Все чужеродные клетки, а также клетки собственного организма, подвергшиеся изменениям (под влиянием мутации, старения, повреждения вирусами, злокачественных перерождений и т.д.), не могут "правильно" выполнять свои функции и должны бить уничтожены. И не только клетки. Для нормального функционирования организма должны быть зафиксированы и уничтожены и обломки этих клеток и даже крупные молекулы, не присущие данному организму. Все это выполняет система иммунитета.

Но откуда же ей известно, что - свое, а что - нет? Современная иммунология считает, что данный процесс обучения происходит в период внутриутробного развития. То есть все вещества, с которыми иммунная система контактирует в этот период, будут считаться своими. К ним формируется так называемая толерантность (специфическая иммунологическая неотвечаемость), и система иммунитета на эти вещества не реагирует и их не повреждает.

После рождения происходит обратный процесс. Все вещества, попавшие из внешней среды или поврежденные собственные, воспринимаются как чужеродные и вредные, а следовательно, подлежат уничтожению. Причем процесс перехода в восприятии веществ иммунной системой не является одномоментным, а растягивается на несколько дней. Вот почему новорожденные животные не способны к формированию специфического иммунного ответа и их бесполезно вакцинировать. Вся защита организма до 7-10 дневного возраста базируется на неспецифических факторах защиты (фагоцитах, лизоциме и т.д.) или антителах, полученных с молоком матери (колостральный иммунитет, который может продолжаться до 4-5 недель).

Если иммунная система в силу каких-то причин теряет толерантность к своим веществам и начинает на них соответственно реагировать, развиваются тяжелые аутоиммунные болезни (ревматоидный полиартрит, миастения, системная красная волчанка и др.). Некоторые исследователи и процессы старения рассматривают как аутоиммунное проявление, определяющее, что срок существования данного индивидуума уже заканчивается.

Таким образом, в организме млекопитающих одновременно существуют древняя неспецифическая система защиты (фагоциты, комплемент, лизоцим и др.) и более совершенная специфическая система, которая базируется на деятельности лимфоидных клеток и конкретно направлена на определенные структуры. Эти две системы в функциональном отношении (да и по происхождению) очень тесно взаимосвязаны между собой. В конечном итоге, их деятельность направлена на реализацию одних в тех же целей. Основное же предназначение иммунитета - защищать генетически детерминированное постоянство внутренней среды организма от чужеродных в изменившихся собственных клеток.

1.2. СТРОЕНИЕ СИСТЕМЫ ИММУНИТЕТА

1.2.1. Органы системы

Различают центральные и периферические органы иммунной системы (часто их называют органами лимфоидной системы). К центральным органам относят:

Тимус (вилочковую железу), который получил свое название по внешнему сходству с листьями растения тимиана.

Бурса Фабрициуса - лимфоидный орган, имеющийся только у птиц. У млекопитающих он не обнаружен. Предполагают, что функции данного органа у млекопитающих выполняет костный мозг. Поэтому у этих животных его относят к центральным органам. Возможно, что функции бурсы Фабрициуса частично выполняют также небные миндалины, кожа и некоторые лимфоидные скопления (Пейеровы бляшки, например).

К периферическим органам относят:

* лимфатические узлы
* селезенку
* небные миндалины
* кожу
* лимфоидные скопления (под слизистой кишечника, гортани, бронхов, мочеполовых органов, в почках и коже).

1.2.2. Клетки системы иммунитета

Основными клетками, участвующими в формировании специфического иммунного ответа, являются лимфоциты. Различают две основные популяции: Т-и В-лимфоциты, которые получили свое название от органов, в которых происходит их окончательное созревание. Т-лимфоциты проходят этот процесс в тимусе, а В-лимфоциты в бурсе Фабрициуса (по латыни Bursa Fabricius) или в органах, её заменяющих. Третьим важным типом клеток, принимающим самое активное участие в формировании специфического иммунного ответа, является макрофаг.

Для лучшего понимания многих иммунологических реакций следует подробнее остановится на различии в строении и функции этих клеток.

Свое происхождение все эти клетки (так же как и вое клетки белой крови) ведут от общей гсмопоэтичсской стволовой клетки, которая дифференцируясь, определяет все их многообразие. От общей стволовой клетки происходит лиифоидная стволовая клетка (ЛСК) - общий предшественник Т- и В-клеток. В зависимости от того, в каком центральном органе иммунной системы окажется эта клетка (ЛСК), в такой лимфоцит она и превращается.

Попадая в тимус, ЛСК обрабатывается его гормонами и превращается сначала в предшественник Т-лимфоцита, а затем и в зрелый Т-лимфоцит. Среди Т-лимфоцитов различают несколько основных субпопуляций:

* Т-хелперы (англ. helper-помощник) - помогающие формированию иммунного ответа;
* Т-супрессоры (англ. supprcss-подавяять) - подавляющие развитие иммунного ответа;
* Т-эффекторы, индуцирующие реакции гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) и обеспечивающие накопление клеток-киллеров (killer - убийца).

Если же лимфоцит попадает в бурсу Фабрициуса или органы, которые ее заменяют, то он превращается в предшественник В-клетки, а затем в зрелый В-лимфоцит. Основная функция В-лимфоцитов состоит в том, чтобы при наличии соответствующих сигналов превратиться в плазматическую клетку, которая вырабатывает антитела. Упрощенно схема развития лимфоидных клеток представлена на рисунке 1.

Схема развития клеток, учавствующих в иммунитете

 

Рис.1 Схема развития клеток, участвующих в иммунитете
ГСК - гемопоэтическая стволовая клетка
ЛСК - лимфоидная стволовая клетка
ПТК - предшественник Т-клеток
ПВК - предшественник В-клеток
КОК - колониеобразующая клетка
Т - Т-лимфоцит ; В - В-лимфоцит ; П - плазмоцит
Th - Т-хелпер ; Te - Т-эффектор ; Ts - Т-супрессор
IgA; IgE; IgM; IgG; - иммуноглобулины соответствующих классов

Лимфоциты различаются не только по выполняемым ими функциям, но и по компонентам, представленным на их мембранах. Если для Т-лимфоцитов характерно очень низкое количество антителоподобных структур (детерминант) на мембране, то у В-лимфоцитов их плотность очень велика. Есть у них и специфические маркеры (белки-антигены), по которым иммунолога и различают популяции Т- и В-лимфоцитов в различных нммунологичсских реакциях.

Существует и более тонкое структурное разделение клеток на субпопуляции. Известно, например, что Т-хелперы способны присоединить антитела класса М, а Т-супрсссоры - класса G. Предполагается, что это свойство может играть важную роль в динамике иммунного ответа, о чем еще будет сказано ниже. В целом же изучение структуры лимфоцитов и определение их мембранной аранжировки - дело очень тонкое и сложное и фактически представляет собой целую область современной иммунологии.

При рассмотрении особенностей клеток-макрофагов следует обратить внимание на разнообразие (гетерогенность) клеток этого ряда. Существуют высокоактивные, так называемые "профессиональные" макрофаги (альвеолярные макрофаге в легких, перитонеальные макрофаги в брюшной полости, клетки Куафера в печени и др.), а есть и менее специализированные. Вообще фатоцитирующие функции присущи очень разнообразным клеткам организма.

Задачи макрофага тоже многообразны. (Некоторые авторы поэтично называют его "дирижером иммунитета".)

Он должен:

* убить чужеродную клетку - мишень (киллинг),
* захватить ее и заключить в фагосому (фагоцитоз),
* переварить ее материал (процессинг антигенов),
* представить ее антигены для "обучения" клеток специфического иммунитета - лимфоцитов (презентация) и запустить весь процесс специфического иммунного ответа.
Строение макрофага представлено на рисунке 2

Строение макрофага

 

Рис 2 Строение макрофага
1 Чужеродная клетка (мишень) в еще не сформировавшейся фагосоме
2 Фагосома с захваченной клеткой
3 Фаголизосома
4 Лизосомы
5 Остатки непереваренного материала мишени (суперантиген, собранный на мембране в кэп)

Таким образом в формировании специфического иммунного ответа принимают участие три основных типа клеток: Т- и В-лимфоциты, а также макрофаг.

1.3. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КЛЕТОК В ИММУННОМ ОТВЕТЕ

Для того чтобы лучше понять, как функционируют клетки в процессе иммунного ответа, можно рассмотреть его поэтапно, начиная с момента проникновения чужеродной клетки (микроба например) в организм.

Такая чужеродная клетка вначале подвергается захвату (фагоцитозу) со стороны макрофага, который убивает её и переваривает в своих фаголизосомах.

Для того чтобы произошел акт фагоцитоза, чужеродная клетка-мишень должна быть вначале адсорбирована (прикреплена) к мембране фагоцита Этому процессу помогают различные гамма-глобулины, комплемент (С3) и др

Они обволакивают (опсонизируют) мишень и облегчают ее фиксацию на мембране макрофага фиксация может осуществляться и без опсонизирующих факторов, за счет сил электростатического взаимодействия между поверхностями фагоцита и мишени. В месте прикрепления (адсорбции) мембрана прогибается. Вначале формируется фагоцитарная чаша, края которой смыкаются, отделяются от поверхности мембраны и, таким образом, образуется фагосома, внутри которой заключена клетка-мишень. Этот механизм получил название фагоцитоза.

Параллельно с фагоцитозом процесс адсорбции запускает в макрофаге каскад реакций, в результате которых образуются токсичные формы кислорода (кислородные радикалы, перекись водорода и продукты ее распада). Упрощенно его можно выразить следующим образом.

О2 + О2 + NADH -> 2O2- + NAD + Н+
O2- + O2- + 2 Н+ —>O2 + Н2О2

где NAD - фермент никотинамидадениндинуклеотид, NADH - восстановленная форма NAD, а O-2 - супсроксидный анион-радикал.

Этот процесс получил название "респираторного взрыва" - настолько бурно он протекает. Действие образующихся активных форм кислорода довольно губительно для микроорганизмов и к моменту фагоцитирования они обычно погибают. Этот киллерный эффект усиливают низкие значения рН (4,0-4,5) в месте фиксации мишени на мембране, а также окислы азота.

Образовавшаяся фагосома передвигается в глубь клетки фагоцита, где происходит ее слияние с лизосомами - пузырьками, наполненными различными пищеварительными (гидролитическими) ферментами. В результате формируется фаголизосома, где материал мишени подвергается ферментативному расщеплению. В фаголизосоме на чужеродную клетку-мишень воздействует целая токсическая триада (фермент миелопероксидаза, активные формы кислорода и галогены (I и Сl)), которая обладает очень высокими бактерицидными свойствами. Это второй мощный механизм киллинга, осуществляемый фагоцитами, и, если в силу каких-то причин чужеродная клетка не погибла в результате "респираторного взрыва", данный процесс ее умерщвляет. Последующее ферментативное расщепление материала мишени приобрело название процессинга (т.е. преобразования) антигена (Антигеном называют любое вещество, на которое вырабатывается иммунный ответ)

Те вещества, которые остаются в фагосоме после переваривания, удаляются из цитоплазмы клетки. Мембрана фагосомы и внешняя мембрана фагоцита сливаются, в результате чего весь материал оказывается как бы вывернутым на внешнюю поверхность макрофага. Этот процесс получил название "презентации" (т.е. представления) антигена. Оказалось, что такие обработанные макрофагом компоненты мишени приобретают новые свойства, делающие их очень иммуногенными. Из-за этого их часто называют суперантигенами. Они, как правило, бывают связаны с белками гистосовместимости и группируются на мембране макрофага в специфические образования, называемые кэп (англ. cap - шапочка).

Впоследствии с макрофагом кооперируют (соприкасаются) лимфоциты, формируя иногда вокруг него целые гроздья (до 20 лимфоцитов вокруг одного макрофага). После определенного периода контакта лимфоцит отходит, а его место занимает другой. Считается, что таким образом лимфоциты получают от макрофага сигнал - команду для ускоренного роста и размножения (пролиферации и дифференцировки). Благодаря этому в организме происходит накопление именно таких лимфоцитов, которые направлены против структур (антигенов), презентированных макрофагом на своей поверхности. То есть происходит накопление антигенспецифических лимфоцитов

Долгое время иммунологи не могли понять, почему организм отвечает только на конкретный антиген? Кто его этому обучает?

Предполагалось, что внутри плазматических клеток каким-то образом могут сниматься слепки с антигена и синтезироваться комплементарные ему антиструктуры - антитела. Однако здесь не увязывались некоторые факты во-первых, плазматическая клетка производит на протяжении своей жизни антитела только одной специфичности, а во-вторых, оказалось, что антиген взаимодействует только с мембранами лимфоцитов, не проникая внутрь, в цитоплазму клетки.

В настоящее время наиболее популярной теорией, объясняющей эта вопросы, является клонально-селекционная теория. Согласно ей, в организме всегда существует определенная гетерогенность (разнообразие) лимфоидных клонов (клон - популяция генетически однородных клеток, возникших от одного предшественника). Поэтому для любого вещества-антигена, имеющегося в природе (или даже не имеющегося, т.е. который будет еще когда-то синтезирован в будущем) в организме найдутся более или менее комплементарные (подходящие по своей специфичности) клоны клеток. Макрофаг с макромолекулярным комплексом презентированного суперантигена на мембране подает команду к размножению только такни, более или менее подходящим клонам, которые могут хоть как-то фиксироваться на его мембране благодаря комплементарным рецепторам (Рис 3).

Комплементарность суперантигенов макрофагов и рецепторов лимфоцитов Некомплементарные рецепторы. Лимфоцит с макрофагом кооперировать не может и сигнала для размножения не получает.
Комплементарность рецепторов невысока. Лимфоцит может кооперировать с макрофагом и получать сигнал для размножения, но способность к фиксации (аффинитет) из-за неполного соответствия рецепторов слабая.
Высокая комплементарность рецепторов. Лимфоцит прочно фиксируется при кооперации с макрофагом и получает сигнал к размножению.

Рис 3 Комплементарность суперантигенов макрофагов и рецепторов лимфоцитов

Вот поэтому ранние антитела (обычно это IgМ) обладают очень низким аффинитетом (т.е. способностью связываться с антигенами), т к. их вырабатывают не совсем специфические клоны клеток. Но клоны, обладающие большей специфичностью к данному антигену, чаще связываются и получают от макрофага сигналы к размножению. Таким образом, происходит селекция, отбор лимфоцитов с наиболее комплементарными рецепторами и на более поздних стадиях болезни специфичность и аффинитет антител и клеток уже довольно высоки.

Для того чтобы реализовались какие-либо реакции иммунного ответа, как правило, необходимо участие трех типов клеток (макрофага, Т- и В-лимфоцита). В результате эта теория иммунитета получила название трехклеточной. Более конкретно эти реакции будут рассмотрены в следующем разделе.


1.4. РЕАКЦИИ ИММУНИТЕТА

В чем же практически проявляется иммунитет? Каковы его специфические реакции? В настоящее время предлагают выделять шесть форм специфических реакций, из которых и складывается иммунологическая реактивность организма:

1. выработка специфических антител;
2. гиперчувствительность немедленного типа;
3. гиперчувствительность замедленного типа;
4. иммунологическая память;
5. иммунологическая толерантность;
6. идиотип-антиидиотипическое взаимодействие.

Имеют место и еще некоторые феномены иммунологического надзора, которые пока недостаточно изучены

Думаю, следует подробнее остановиться на первых трех, так как они наиболее значимы в инфекционной патологии млекопитающих

1.4.1. Выработка специфических антител.

Упрощенно процесс формирования клеток, продуцирующих антитела, можно выразить следующим образом. Подходящий по специфичности клон В-лимфоцитов кооперирует с макрофагом, имеющим на своей поверхности суперантиген. Благодаря этому взаимодействию он получает от макрофага сигнал. Но для дальнейшей дифференциации ему нужно получить еще сигнал-медиатор от Th-хелпера, с такой же специфичностью (см рисунок 4). Вот только после второй кооперации с Th, В-клетка может дифференцироваться в плазматическую, которая и вырабатывает антитела определенной специфичности. Выработка антител на некоторые антигены (их очень немного) не требует взаимодействия В-лимфоцитов с Т-хелперами, и такие антигены получили название Т-независимых.

Взаимодействие клеток в имунном ответе

 

Рис. 4. Взаимодействие клеток в иммунном ответе
М - макрофаг
Th - Т-хелпер
Ts - Т-супрессор
В - В-лимфоцит

 

В-лимфоциты, трансформированные в плазматические клетки, вырабатывают белки-антитела, относящиеся к гамма-глобулиновой фракции сыворотки крови. Иначе их называют иммуноглобулинами и обозначают Ig. Всего сейчас насчитывают 5 классов антител М, G, А, Е и D, различающихся по своему строению. Причем основную массу антител в крови составляют IgG (70-80%), IgA - 10-15%, IgM - 5-10%, a IgE и IgD - 0,2-0,3%

Упрощенно строение IgG можно представить в виде рогатки (рис 5) где местом распознавания антигенов (гипервариабельной зоной) будут являться ее верхние концы. Если эту структуру разломить посередине, в месте соединения концов то образующиеся фрагменты с антигенраспознающими участками называют Fab -фрагментами, а рукоятку Fc -фрагментом. Участками Fab фрагментов IgG узнает и фиксируют антиген, а с помощью Fc фрагментов антитела могут присоединяться к мембранам клеток, в том числе и к фагоцитам. К этому же фрагменту может присоединяться и комплемент (C1) Антитела именно этого класса участвуют в реакциях связывания комплемента (РСК, РДСК)

Строение (схематическая структура) антител

Рис. 5 Строение антител (схематическая структура)

 

IgM представляет собой структуру, состоящую как бы из пяти таких рогаток, соединенных рукоятками вместе. Он вырабатывается на самых ранних этапах иммунного ответа (буквально начиная с 3-4 дня), и именно ему принадлежит основная роль в реакциях агглютинации (те дает образование крупных хлопьев, состоящих из антигена и антител). Предполагается также, что синтезируемый в ранние сроки IgM стимулирует Тh-хелперы (вспомним, что у них есть рецепторы к IgM) и реакции иммунного ответа усиливаются IgG начинает синтезироваться позднее и, возможно, служит стимулятором для Ts-супрессоров которые начинают подавлять развитие иммунного ответа. Надо думать, что с помощью такого механизма природа регулирует (подобно электронному реле) силу иммунных реакций. То есть с прекращением антигенного раздражения система стремится прийти в норму и реакции иммунного ответа ослабевают

IgA имеются как в сыворотке крови, так и в различных биологических секретах. Причем это основной вид антител в секретах. Поэтому бывает сывороточный IgA и секреторный IgA, который покрыт специальной оболочкой (секреторным компонентом), защищающей его от действия протеолитических ферментов

В целом же IgG IgM и IgA служат для связывания антигена нарушения его конформации и функциональной активности а также способствуют присоединению антигена к фагоцитам или лимфоцитам-киллерам.

IgE похож на IgG но имеет несколько больший F -фрагмент что обеспечивает ему более выраженные способности для соединения с мембранами клеток (цитофильность). IgH играют основную роль в развитии аллергии немедленного типа. IgD - недостаточно изученная структура, как правило, фиксированная на мембране клеток


1.4.2. Гиперчувствительность немедленного типа.

К реакциям гиперчувствительности немедленного (гуморального) типа (ГНТ) относят анафилоксию и атопические (atopia - странные) болезни, аллергии (аллергический насморк, бронхиальная астма, аллергические дерматиты, крапивница и др.). В общей форме механизм проявления основан на действии иммуноглобулинов класса Е (IgE), которые вырабатываются в соответствии с механизмами, описанными в предыдущем разделе. В результате действия каких-то (пока недостаточно известных) процессов в организме увеличивается клон В-клеток, продуцирующих IgE к определенному антигену. В силу особенностей своего Ре-фрагмента (цитофильности) эти антитела адсорбируются на мембранах различных клеток - базофилах, эозинофилах, тучных клетках, гладких мышцах и др. Попавший в организм антиген (в данном случае синоним - аллерген) соединяется на поверхности этих клеток с прикрепившимися соответствующими IgE и как бы стягивает их. В результате повреждается структура мембран этих клеток и через образующиеся каналы начинается усиленная секреция гистамина, брадикинина, серотонина и других медиаторов воспалительных реакций. При этом клетка может вообще лизироваться, а вокруг нее развивается воспаление Время развития реакции от нескольких секунд до 20-30 минут, почему эти аллергии и называются гиперчувствительностью немедленного типа. Для блокады таких аллергических реакций эффективны антигистаминные препараты (супрастин, димедрол, тавегил)

1.4.3. Гиперчувствительность замедленного типа.

Гиперчувствительность замедленного (клеточного) типа (ГЗТ) является клеточной реакцией. Аллергические реакции этого типа (такие, например, как проба на туберкулин, бруцеллин и др.) опосредованы лимфоидными клетками - Т-эффекторами ГЗТ. Нацеленные на какой-то антиген лимфоциты (Т-эффекторы) несут на своей поверхности рецепторы против этого антигена

Для созревания такого Т-эффектора необходимо участие Th (хелпера), который аналогично с реакциями антителообразования (см рис 4) должен получить от хелпера дополнительный сигнал. Этот процесс легко представить, если на рисунке 4 вместо В-лимфопита подставить клетку предшественник Tg, а вместо плазматических клеток образуются зрелые Т-эффекторы

При контакте с антигеном такие лимфоциты начинают сскретировать из своих клеток ряд веществ - медиаторов, которые притягивают в зону их действия макрофаги (те как бы зовут их на помощь) и активируют их. В результате секреции в окружающую среду фагоцитами активных форм кислорода и содержимого лизосомных гранул в данном локусе развивается воспалительная реакция. Благодаря этому чужеродные белки (и клетки) разрушаются. Антигистаминные препараты не могут блокировать данный тип аллергических реакций, так как здесь механизм совершенно иной, чем при ГНТ. Некоторого эффекта в этом случае можно добиться применением кортикостероидов (дексаметазон, преднизолон), т к, они блокируют активность Т-эффекторов (ГЗТ)

Нужно отметить, что аллергическая реакция это не ошибка природы, а один из способов защиты организма от чужеродных ему объектов. Другое дело, когда эти реакции гипертрофированы и приобретают характер патологии. Тогда ее нужно лечить как болезнь. В реальных же условиях, при любых инфекционных болезнях аллергические реакции немедленного и замедленного типов имеют место И направлены они в первую очередь на защиту организма от инфекта.

Таким образом, приведенные здесь реакции иммунитета совместно с фагоцитарными реакциями осуществляют основные операции по обезвреживанию чужеродных и вредных веществ. Если количество таких компонентов невелико, то и специфический иммунный ответ на него практически не улавливается. Здесь справляются одни фагоциты. Если же в организм проникает большое количество чужеродных агентов (или они в нем размножаются), то на помощь фагоцитам приходит высокоспециализированная лимфоидная система, приобретающая направленность против этого конкретного агента. Совместными действиями клетки иммунной системы уничтожают "нарушителя спокойствия" в организме. Однако в реальности бывает не всегда так просто

1.5. ИНФЕКЦИЯ И ИММУНИТЕТ

В процессе эволюции микроорганизмы "изобрели" множество способов, помогающих избегать губительного для них контакта с факторами иммунитета. Здесь природа оказалась поистине гениальной Именно потому болезнетворный микроб и оказался болезнетворным, что генетически запрограммированный механизм иммунных реакций оказался в отношении болезнетворного микроорганизма неэффективным. Произошло это в результате того, что такой микроб приобрел способность блокировать описанные выше бактерицидные механизмы иммунитета. В этом случае защита организма нарушается и он становится восприимчивым для данной инфекции. Материальные структуры (токсины, ферменты и др. вещества), благодаря которым возбудитель блокирует иммунные реакций и обеспечивает механизм своего паразитирования, получили название факторов патогенности. Как правило, болезнетворные микроорганизмы имеют в своем арсенале не один, а несколько таких факторов, действующих на различные механизмы иммунитета (т.к. это более надежно)

Некоторые микроорганизмы приобрели такие структуры, как капсулы, которые затрудняют фиксацию антител на клеточной стенке микроорганизма и адсорбцию возбудителя к фагоциту (если компоненты этой капсулы легко смываются). Кроме того, капсула защищает и от токсичного воздействия ферментов, а также активных форы кислорода в фагоците. Другие микроорганизмы "научились" просто блокировать реакции респираторного взрыва своими ферментами или нейтрализовать образующиеся в фагоците перекиси собственной каталазой. Некоторые возбудители приобрели способность нарушать процессы фаголизосомального слияния. В результате этого ферменты лизосом не могут на них подействовать, даже если возбудитель уже подвергся фагоцитозу и находится в фагосоме.

Большую роль в патогенности микроорганизмов играют токсины, они не только подавляют деятельность клеток иммунной системы непосредственно, но и влияют на систему иммунитета опосредованно, через нарушение гомеостаза и извращение физиологических функций организма. А все это влечет за собой общее истощение защитных сил.

В процессе развития болезни на различные компоненты возбудителя, в том числе и на факторы патогенности, вырабатывается иммунный ответ. Вот именно с этого момента, когда факторы патогенности возбудителя блокируются и он не может сопротивляться защитным силам организма, начинается период выздоровления.

Иммунная система вырабатывает ответ практически на все антигены, которые имеются в составе возбудителя - нужно это для защиты или нет. Причем сила и характер (ГЗТ, ГНТ или антителообразование) ответа в значительной степени зависят от физико-химических свойств самого антигена.

Здесь система иммунитета как бы "нащупывает" блокировка каких компонентов возбудителя окажется для него наиболее губительной. Если ей удается их определить и блокировать - интенсивность патологического процесс подавляется и организм выздоравливает, если нет - болезнь может развиваться вплоть до летального исхода.

Таким образом, взаимоотношения паразита и системы иммунитета хозяина напоминают акт единоборства, где каждый боец имеет свой арсенал оружия и принципиально знаком с оружием и приемами своего противника. На каждый его выпад он отвечает своим контрприемом. В зависимости от того, кто окажется сильнее и расторопнее, и определяется исход боя (болезни).

Нередко бывает, что бойцы устают и заключают некое перемирие. В результате иммунная система терпимо относится к присутствию возбудителя, а тот, в свою очередь, снижает патогенную активность и не докучает организму хозяина своими нападками. Такой процесс в природе именуется микробоносительством и встречается довольно часто.

В целом же основная борьба между патогенными микробами и макроорганизмом хозяина разворачивается на популяционном уровне. Здесь в схватку вступает вся совокупность гетерогенных штаммов возбудителя. Такая же гетерогенность (разнообразие) присутствует и со стороны хозяев. Проблемы побед и поражений противоборствующих сторон на уровне популяций (т.е. особенности смены фаз эпизоотического процесса) изучает такая интересная наука как эпизоотология (или эпидемиология в медицине).

Тем не менее, мы ограничимся рассмотрением инфекционных процессов до уровня паразит-хозяин, поскольку для домашних животных характерно индивидуальное содержание и популяционныс их взаимоотношения принципиально иные, чем у диких и сельскохозяйственных животных.

 

ЧУМА ПЛОТОЯДНЫХ

Высококонтагиозное заболевание собак, сопровождающееся большим процентом гибели. Однако собаки относительно более устойчивы к возбудителю этой болезни, чем хорьки и норки. Болезней человека, вызываемых вирусом чумы плотоядных, в научной литературе не приводится.


1. ВОЗБУДИТЕЛЬ БОЛЕЗНИ

Возбудитель чумы плотоядных - РНК-содержащий вирус, имеющий на своей поверхности два белка-антигена Н и F и относящийся к роду морбилливирусов. К этой же группе относится вирус кори человека, чумы крупного рогатого скота и возбудители ряда других болезней.

Согласно классификации возбудитель чумы плотоядных относится к семейству парамнксовирусов, которое включает три рода: параинфлюэнца, морбилли и пневмовирусов (paiainflucnsa, moibilli, paeuiiiavirida).

Вирионы имеют разнообразную форму - от сферической до нитевидной с диаметром от 100 до 700 км. Внутри он содержит нуклеокалсид со спиральной структурой [1]. В его состав входит РНК и 3 вирусных белка из 6 структурных: NP с молекулярной массой 58 кД, Р - с молекулярной массой 66 кД и L-200 кД, причем два последних обладают полимеразной активностью. В состав геномной РНК входит 10-15 тыс. нуклеотидов, организованных в шесть транскригшионных единиц. Геномная однонитевая РНК не является информационной для синтеза белка. Эту функцию выполняет РНК, комплементарная геномной, которая образуется в инфицированной клетке. Нуклсокапсид окружен лмпопротеидной оболочкой с М-белком с внутренней стороны и Н- и F-белками с наружной. М- (мембранный) белок (мол. м. 34 кД) гликозилирован.

Н- и F-белки вируса чумы плотоядных, как поверхностные, наиболее интересны в патогенетическом и иммуногенном отношениях.

Белок Н (hemagglutinin) - молекулярная масса 76 кД, имеет в своем составе 604 аминокислоты, функционально ответствен за прикрепление (адсорбцию) вируса к клетке-мишени. В его структуре отмечают значительную вариабельность. С этим фактом некоторые авторы связывают тропизм вируса к различным тканям, что впоследствии определяет клинические проявления в виде кожных, респираторных или кишечных патологий.

Белок F (fusion-слияние) - мол. м. 62 кД, состоит из двух компонентов, связанных между собой дисульфидной связью (Fi - мол. м. 40кД и Рэ - мол. м. 22 кД) [2]. Считают, что Р-белок обеспечивает слияние оболочки вируса и мембраны клеток, а также ответствен за межклеточное слияние инфицированных клеток и образование синцития в их культурах. Этот белок обладает выраженной структурной стабильностью и имеет сходное для всех морбилливирусов строение [З].

Так как F-белок обладает и высокими иммуногенными качествами, становится понятным, почему наблюдается перекрестный иммунитет с корью человека и чумой КРС. Одновременно нельзя серьезно относиться к заявлениям о появлении местных вариантов вирулентных штаммов, отличающихся по антигенной структуре от вакцинных. Иммуногенный компонент у всех вирусов чумы плотоядных довольно постоянен [4,5].

Считается, что вирус довольно устойчив к воздействию факторов внешней среды, особенно в высушенном состоянии (до 3-4 месяцев при комнатной температуре не теряет своей активности). Вместе с тем при 56°С теряет жизнеспособность через 1,5 часа, а при 37-40°С погибает через 15 дней. Под действием 1% раствора формалина погибает через 3 часа, а 2% раствор NaOH убивает его через 1 час. Довольно хорошо вирус сохраняется в замороженном состоянии.


2. ПАТОГЕНЕЗ

2.1. Особенности и предрасположенность.

Генез развития патологических реакций при чуме у собак довольно своеобразен и до конца не изучен. На основании анализа клинической практики и литературных источников можно выделить две основные стадии течения болезни. Первая стадия - лихорадочная, которая вызывается и поддерживается вирусом чумы плотоядных. Она исключительно редко приводит к гибели и сравнительно легко поддается лечению. Вторая стадия - нервная. Развивается она вслед за лихорадочной, если лечение было неэффективным и полного выздоровления на первой стадии не произошло. В её генезе важную роль играют иммунные реакции организма, связанные с развитием процессов разрушения структур мозга и последующей гибелью животных.

Поэтому рассматривать патогенез чумы на этих стадиях следует по отдельности, может быть даже как самостоятельные болезни. А так как и клинические проявления и лечение в эти периоды различаются, то и анализировать их лучше поочередно.

При чуме имеет место выраженная предрасположенность к заболеванию в зависимости от возраста, породы и Ir-генного контроля (генотипа).

Наиболее часто и тяжело заболевают молодые собаки (в возрасте до 1 года), хотя болезнь регистрируется и у животных старшего возраста. Данный факт объясняется более эффективной системой иммунологической защиты у взрослых животных.

Малоустойчивы к этому заболеванию собаки таких пород, как лайки, пудели, немецкие овчарки и некоторые другие. Причем часть животных (около 20%) имеет такой генотип, который не способен обеспечить адекватный иммунный ответ именно к вирусу чумы плотоядных (особенность Immune response генов). Такие животные очень трудно поддаются лечению и обычно в результате болезни погибают.


2.2. Динамика патогенеза на лихорадочной стадии.

Предполагают, что в естественных условиях наиболее распространен респираторный путь заражения. Попадая в органы дыхания, вирус при помощи гемагглютинина (Н-белок) адсорбируется на мембране альвеолярных макрофагов легких [б].

Считается, что рецепторами для адсорбции вируса являются сиаловые кислоты, имеющиеся на мембране макрофагов. В то хе время установлено, что вирус чумы плотоядных лишен нсйраминидазной активности. Поэтому связывание генагглютинина с сиаловыми кислотами мембраны носит довольно слабый, лабильный характер, что снижает для вируса опасность "застрять" на поверхности клетки.

После сорбции вирус при помощи белков слияния (F-белка) проникает в клетку фагоцита и подвергается транскрипции и рспликации (т.е. начинает размножаться).

Обнаружено, что при проникновении вируса чумы плотоядных в клетку вирионы могут сливаться с клеточной поверхностью при нейтральных значениях рН. При этом должна произойти активация изначального F0-белка (форма-предшественник). При наличии трипсиноподобных протеаз он подвергается протсолитвческому расщеплению на большую субъединицу F1, которая содержит новый гидрофобный N-конец, способный проникать в клеточную мембрану, и меньшую нефункциональную субъединицу F2.

Интересно, что в дальнейшем, когда вирионы отпочковываются от поверхности мембраны, отдельные ее участки оказываются усеянными шипами, состоящими из Н и F-белков. Активированные F-белки вызывают слияние мембран двух соседних клеток, и вирус таким образом переползает из клетки в клетку, не выходя во внеклеточную среду и успешно избегая таким образом действия циркулирующих противовирусных антител. Такой тип вирус-индуыированного слияния, называемый "слиянием изнутри", в культуре клеток приводит к образованию обширных поликарионов (симпластов). Образование поликарионов в организме собак факт пока что дискутабельный.

Каких-либо существенных отличий в транскрипции и репликации вируса чумы плотоядных по сравнению с другими парамиксовирусами не описано, а механизм этого процесса достаточно подробно изложен в некоторых монографиях [2].

Таким образом, поражая блуждающие альвеолярные макрофаги и размножаясь в них, вирус переносится в регионарные лимфоузлы. Практически уже на следующий день после заражения его обнаруживают в бронхиальных лимфоузлах и миндалинах [4]. В них, кроме макрофагов и нейтрофилов, вирус поражает популяции лимфоцитов и моноцитов. С помощью клеток белой крови он переносится во все паренхиматозные органы, включая печень, селезенку, структуры кишечного тракта, тимус, костный мозг и т.д. В результате вирусиндуцированных процессов разрушения клеток и, как следствие, развития соответствующих иммунных реакций в организме возникают множественные воспалительные очаги. Это приводит к поражению различных органов и тканей. Обычно данный процесс развивается на 3-6 сутки после инфицирования и, как правило, сопровождается высоким подъемом температуры тела, почему эту стадию болезни и уместно обозначить как лихорадочную.


2.3. Взаимодействие с системой иммунитета на лихорадочной стадии.

При инфицировании организма вирусом чумы плотоядных уже через 3-5 дней можно обнаружить проявление специфического иммунного ответа. Клетки, инфицированные вирусом и продуцирующие его ("фабрики вируса"), могут уничтожаться фагоцитами в воспалительных локусах. Активизируется и деятельность специфических Т-эффекторов ГЗТ, инициирующих развитие воспалительных реакций в местах скопления вирусинфицированных клеток. Вместе с тем, фагоциты и лимфоциты являются мишенью для этого вируса и поражаются в наибольшей степени. Поэтому у животных, заболевших чумой, отмечается выраженный иммунодефицит по системе Т-лимфоцитов и макрофагов.

Отдельные авторы предлагали даже использовать этот эффект в качестве диагностического теста на чуму плотоядных, применяя в качестве диагностического препарата фитогемагглютинин (мощный митоген Т-лимфоцитов). Однако в силу своей неспецифичности данный метод не нашел широкого применения.

Наиболее продуктивно при этой болезни действует система антителообразования. Причем особенно важны антитела к F-белку, которые оказываются наиболее эффективными в протективном (защищающем) отношении.

Антитела разных классов, соединяясь с F-белком, изменяют его конформационную структуру, а это не позволяет F-белку нормально обеспечивать функцию слияния мембран и препятствует распространению вируса из клетки в клетку.

Кроме того, немалую протективную роль играют и комплементсвязываюшие антитела (класса G). Соединяясь с мембраносвязанными белками, они через каскад реакций обеспечивают активацию комплемента (С3 фактора). А это влечет за собой образование на мембране пораженной клетки мембраноатакующего комплекса из белков комплемента (С3 фактора) ч, как следствие, разрушение мембраны и лизис инфицированной клетки.


2.4. Динамика патогенеза на нервной стадии чумы.

Если система иммунитета в силу каких-либо причин неадекватно отвечает на распространение вируса и нс может его локализовать и уничтожить, воспалительные процессы поддерживаются длительное время. Считается, что 15-20% собак вследствие генетических особенностей обладают крайне низкой способностью к иммунному ответу при инфицировании (или иммунизации) вирусом чумы. Особенно это характерно для лаек, немецких овчарок, спаниелей и собак некоторых других пород.

Длительно текущий воспалительный процесс приводит к развитию нервной стадии чумы, которая сопровождается повреждением мозга. Напомним, что в норме клетки мозга отделены от периферических клеток организма так называемым гематоэнцефалическим барьером (ГЭБ). В настоящее время в эту структуру включают очень плотный эндотелиальный слой сосудов мозга, их базальную мембрану и прилегающую к ним глиальную ткань. Этот барьер обеспечивает мозгу исключительную привилегированность, пропуская только "избранные" вещества для питания клеток и их регуляции.

Первоначальным этапом в развитии нервной стадии болезни является прорыв ГЭБ и проникновение клеток белой крови в спинномозговую жидкость (СМЖ) [7]. В настоящее время описано несколько механизмов его поражения.

Генерализованный воспалительный процесс (на стадии развития лихорадки) всегда сопровождается выработкой "медиаторов воспаления" -- гистамина, брадикинина, серотонина и др., которые резко повышают проницаемость кровеносных сосудов. Весьма активную роль в этом процессе играет и гиалуронидаза, разрушающая мукополисахаридный комплекс сосудов. Важную функцию в процессе усиления сосудистой проницаемости выполняют иммунные комплексы "антиген-антитело" (особенно при избытке антигена), которые, сорбируясь на эндотелий кровеносных сосудов, оказывают на него токсическое влияние [8].

Установлено, что иммунные комплексы вызывают процессы агглютинации лейкоцитов и тромбоцитов на поверхности сосудистого эндотелия, индуцируя в них дегенеративные и склеротические изменения. Под их влиянием проницаемость капилляров резко повышается.

Действие этих факторов приводит к усилению проницаемости кровеносных сосудов. В результате на 10-15-е сутки с момента инфицирования клетки крови начинают мигрировать из кровеносного русла в периваскулярное пространство и формируют так называемые "периваскулярные воспалительные муфты" вокруг сосудов головного и спинного мозга. Вслед за прорванным таким образом гематоэнцефалическим барьером лимфоциты и фагоциты начинают усиленно мигрировать (обычно это начинается в области ретикулярной формации) в спинномозговую жидкость. Таким способом вирус проникает в мозг, как "пассажир" в лейкоцитах и начинает размножаться уже в мозговой ткани [5;9;10].

Установлено, что в мозге вирус размножается в основном в астроцитах и лимфоцитах причем, в астроцитах, за редким исключением, не происходит процесса полной сборки вируса. Это связано с отсутствием в них синтеза М-белка и, следовательно, невозможностью "одевания" нуклсокапсида в протеиновую оболочку.

В настоящее время известно несколько механизмов развития вирусиндуцированных энцефалитов и энцефаломиелитов. Патологический механизм разрушения мозговых структур при чуме плотоядных в основном связывают с развитием мощной реакции гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ). Сенсибилизированные против вируса Т-эффекторы, проникшие сюда через прорванный гематоэнцефалический барьер, реагируя на клетки, пораженные вирусом либо просто на растворимые антигены вируса, начинают вырабатывать целый ряд сигналов (интерлейкинов), которые активируют близлежащие фагоциты. Развивается воспалительный процесс, сопровождаемый выбросом фагоцитами активных форм кислорода и различных лизосомальных ферментов.

Накапливаясь в мозговой ткани, богатой липидами, активные кислородные радикалы нарушают процессы переписного окисления липидов (ПОЛ), вызывая тем самым каскады реакций, разрушающие липидный каркас олигодендроцитов.

В составе лизосомальных ферментов особо отмечают действие катепсина Д-кислой протеазы, которая расщепляет белок миелина преимущественно по фен-фен связям. В результате этого наблюдают явления первичной демиелинизации ("срывание" миелиновой оболочки) без повреждения самого аксона. Из-за повреждения олигодендроцидной изоляции нарушается проводимость нервного сигнала в головном и спинном мозге.

Известно также, что некоторые нормальные компоненты мозга воспринимаются организмом как чужеродные и при прорыве ГЭБ против них будет развиваться реакция, сходная с описанной выше.

Кроме того, нами установлено, что некоторые антигены вируса чумы плотоядных имеют общие антигенные детерминанты с компонентами мозговых структур. Поэтому формирование иммунитета против вируса чумы плотоядных автоматически приводит к усилению иммунных реакций против клеток собственного мозга, что проявляется клинически при прорыве гематоэнцефалического барьера. В этом случае процесс разрушения мозга может продолжаться, даже если вирус в организме уже погиб.

Некоторые исследователи отмечают, что при добавлении гипериммунных сывороток к зараженным вирусом чумы плотоядных клеткам мозговой ткани в последних резко возрастали процессы перекисного окисления липидов, в результате чего они быстрее и погибали.

Если рассматривать патологические процессы на тканевом уровне, то некоторые исследователи [9] предлагают выделить три основных картины развития церебральной патологии:

* острый фатальный энцефалит, сопровождающийся поражением как белого, так и серого вещества, развитием некротических и дегенеративных процессов и быстрым летальным исходом;
* хронический мультифокальный демиелинизирующий энцефаломиелкт, характеризующийся длительным развитием (подобное проявление можно наблюдать у человека при подостром склеротизирующем энцефаломиелите, вызываемом вирусом кори);
* хроническое, медленно протекающее заболевание, при котором у старых собак возникают рассеянные очажки поражений только в сером мозге. Клинически это проявляется ненормальными поведенческими реакциями животных. В зарубежной литературе эта болезнь получила название "old dog encephalit", и считается, что причиной ее развития также является вирус чумы плотоядных.

Таким образом, в результате действия вируса и проявления иммунологических реакций у больных развиваются явления энцефалитов и энцефаломиелитов, с проявлением в острых случаях синдрома "отека-набухания" мозга. Происходит гиперсекреция СМЖ, сопровождающаяся перераздражением мозговых оболочек и корешков черепных и спинномозговых нервов. Немаловажную роль играют и аутоиммунные аллергизирующие явления.

Обобщая все вышесказанное, отметим, что в патологии развития энцефалитов и энцефаломиелитов у собак принимают участие как вирус чумы плотоядных, так и собственные клетки системы иммунитета, которые и вызывают разрушение липопротсидного каркаса клеток нервной глии.


3. КЛИНИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ

Характер развития патогенетических реакций обуславливает и клиническое проявление болезни. Основным симптомом первой стадии болезни, характеризующейся множественными воспалительными процессами, является повышение температуры тела (гипертермия) иногда до 41°С. Она может проявляться постоянно или периодически опускаться до нормы (т.е. ниже 39°С).

В зависимости от особенностей тропизма заражающего штамма (а это может быть связано с особенностями Н-белка, ответственного за прикрепление к клетке) могут поражаться разные ткани.

Как правило, бывает выражено поражение респираторных путей (ворота инфекции). При этом отмечают гнойные (редко катаральные) выделения из носа (ринит) с образованием характерной корочки на крыльях носа, а также бронхит и иногда пневмонию, что сопровождается кашлем, тяжелым дыханием и одышкой.

Характерными симптомами чумы является так же катаральный (или гнойный) конъюнктивит.

При кожных поражениях отмечают усиленное слущивание эпидермиса (перхоть), а так же характерную кожную сыпь в области живота, паха и внутренней поверхности бедер. Шерсть становится тусклой и усиливается выпадение волос. Часто отмечаются гиперкератоз подушечек пальцев (твердая лапа).

При поражении тканей желудочно-кишечного тракта развиваются рвота и диарея, которые в редких случаях могут сопровождаться явлениями обезвоживания.

Эти признаки в той или иной комбинации проявляются в течение 4-6 недель, после чего наступает следующая стадия болезни - нервная. Довольно часто течение чумы у собак осложняется секундарной микрофлорой, поскольку в это время регистрируется выраженный иммунодефицит.

Необходимо иметь в виду, что такие клинические признаки наблюдают при так называемом "классическом" течении болезни. В практических условиях нередко встречается "стертое" проявление симптомов, что связано со специфической (иммунизация) или неспецифической (порода, возраст) устойчивостью организма животного к инфекции. В редких случаях могут варьировать и сроки проявления лихорадочной стадии, что некоторые авторы связывают с особенностями течения болезни (острое, подострое, хроническое и т.д.). Встречающиеся на практике случаи внезапных нервных проявлений (чаще эпилептические припадки) можно объяснить исходя из механизмов патологических процессов, происходящих в мозге. Обычно в подобных случаях при тщательном сборе анамнеза устанавливают те или иные симптомы чумы (рвоту, диарею, бронхит), эпизодически проявляющиеся на протяжении 4-6 недель до начала нервных явлений, которые протекали крайне вяло и кратковременно.

Имеют место случаи, когда эпилептические припадки развиваются через 3 или даже 10 месяцев после того, как животное вылечили от чумы. Данное явление также можно интерпретировать как результат "незатухающих" иммунологических реакций против тканей мозга, которые могут поддерживаться в случае, если цитонепроницаемость ГЭБ не была восстановлена.

Таким образом, если болезнь не удалось оборвать на первой стадии, то симптомы, характерные для нервной стадии чумы, начинают проявляться через 4-6 недель после появления первых клинических признаков. (Но прорыв ГЭБ наступает значительно раньше, на 10-14-е сутки после начала инфицирования). Характер этих проявлений в значительной степени зависит от того, где сформировались патологические очаги воспаления.

Чаще всего вначале появляется челюстной синдром - периодические приступы частых жевательных движений челюстями, сопровождаемые обильным выделением слюны. Нередко нервные явления начинаются с небольшого подергивания какой-либо группы мышц (чаще на конечностях), которые затем распространяются на другие части тела. Судороги различных групп мышц, пожалуй, самый распространенный клинический признак нервной стадии чумы. Что касается развития парезов и параличей, то они (на мой взгляд) в последние годы стали встречаться реже.

Важным клиническим признаком нервной стадии чумы являются эпилепсии. Нервные проявления могут начинаться сразу с возникновения эпилептического припадка, а могут эти припадки появиться уже в конце болезни, незадолго перед смертью. Как правило, нервная стадия сопровождается сильными головными болями связанными с перераздражением мозговых оболочек. Животные сильно скулят (даже воют), особенно в спокойной обстановке. Очень редко наблюдаются невралгические боли, в результате которых животные могут разгрызать себе конечности или другие участки тела. Несколько чаще встречается потеря координации - "пьяная походка", сопровождаемая нарушением поведенческих реакций.

В целом развитие нервных явлений характеризуется неуклонным прогрессированием процесса - усилением амплитуды судорог и вовлечением все новых групп мышц. Периоды между эпилепсиями сокращаются, а количество и интенсивность приступов увеличиваются. Головные боли также возрастают и через 15-30 дней от начала нервных явлений животное погибает. Однако этот период может сильно варьировать. Иногда развитие нервных явлений внезапно обрывается и животное может выздоравливать даже без какого то бы ни было медикаментозного лечения. Клинические проявления болезни во многом зависят от особенностей инфицирующего штамма и его дозы, а также от характера секундарной микрофлоры, породы животного и многих других факторов.


4. ДИАГНОСТИКА

Диагностика чумы плотоядных еще далеко не совершенна. Дело в том, что серологическая диагностика (по титру специфических иммуноглобулинов в крови) возможна только не раньше 5-б-го дня после инфицирования. Кроме этого, диагностике чумы могут мешать иммуноглобулины, которые образуются у животных, если когда-то раньше животное уже было вакцинировано.

Другой подход, основанный на обнаружении непосредственно вируса в носовой слизи или других выделениях больного животного, кажется наиболее перспективным (особенно реакции амплификации, основанные на обнаружении ничтожных количеств вирусной РНК). Тем не менее имеющиеся в настоящее время методы (в основном РДСК, РПГА и ИФА) вызывают немало нареканий из-за нестабильности получаемых результатов. При отсутствии методов лабораторной диагностики прижизненный диагноз на чуму может быть поставлен врачом (особенно опытным) по клиническим признакам. Однако здесь важно проводить дифференциацию чумы от других болезней, при которых наблюдаются похожие клинические симптомы.


5. ЛЕЧЕНИЕ

Лечение должно иметь своей целью блокирование механизмов патогенеза. Поэтому на разных стадиях болезни оно будет в корне различаться.

5.1. Лихорадочная стадия.

В период лихорадочной стадии все усилия должны быть направлены на быстрейшее подавление жизнедеятельности вируса в организме и поддержание в нем нормальных физиологических процессов.

5.1.1. Этиотропная терапия.

Этиотропная (противовирусная терапия базируется на применении иммунологических и химиотерапевтических препаратов.

5.1.1.1. Специфические иммуноглобулины.

Для непосредственной ингибиции вируса чумы плотоядных уже довольно давно применяют различные гипериммунные сыворотки, содержащие специфические противочумные иммуноглобулины (антитела). Наибольшим терапевтическим эффектом обладает сыворотка, полученная от собак реконвалесцентов (т.е. переболевших чумой). Это связано с тем, что такая сыворотка кроме родственных иммуноглобулинов, содержит другие биологически активные вещества: трансферфактор, иммунную РНК, интерлейкины и т.д.

Для большей концентрации антител в препарате сыворотку подвергают различным обработкам и выделяют из нее очищенную гамма-глобулиновую фракцию. Препараты противочумного гамма-глобулина безусловно более активны, чем сыворотки. При чуме собак с положительным эффектом может быть использован и коревой гамма-глобулин человека.

В целом же применение этого класса препаратов оправдано только в самые ранние сроки от начала заболевания (приблизительно до десятого дня от начала появления симптомов болезни); в поздние сроки неэффективно, а при нервных явлениях вообще противопоказано (см. патогенез). Кроме того, учитывая, что пассивно введенные антитела циркулируют в организме в течение 12-15 дней, важно как можно раньше вводить большие дозы этих препаратов. В этой связи непонятно, почему в некоторых наставлениях рекомендуется растянутая серия небольших инъекций препаратов. По нашим данным, гораздо больший эффект давало одноразовое введение больших доз.

5.1.1.2. Интерфероны и интерфероногены.

Для подавления процессов жизнедеятельности вируса можно использовать различные интерфероны (канивирскс, реоферон, миксоферон и др.) или интерфероногены - вещества которые стимулируют процессы выработки эндогенного интерфсрона уже в самом организме (полудан и др.). В то же время интерфероногенами, в той или иной степени, являются почти все иммуностимуляторы.

5.1.1.3. Иммуностимуляторы.

Препараты этого класса в настоящее время, являются, пожалуй, наиболее эффективной группой лекарственных средств для лечения чумы. При выборе иммуностимуляторов могут быть рекомендованы следующие принципы:

1. Иммуностимуляторы, активирующие систему Т-хелперов и макрофагов (Достим, Т-активин, Левамизол), можно применять только на ранних этапах болезни, так как в период нарушения ГЭБ они ускоряют развитие нервных явлений.
2. Более предпочтительно при лечении чумы у собак применять иммуностимуляторы В-системы (т.е. синтеза антител), поскольку они действуют более эффективно и использовать их можно вплоть до начала нервных явлений.
3. В поздние сроки (20-28-й день от появления симптомов болезни) более эффективными оказываются несколько сниженные (на 30-50%) дозы иммуностимуляторов.

 

5.1.1.4. Противовирусные химиотерапевтические препараты.

Данные об эффективном применении противовирусных химиотерапевтических препаратов в доступной нам литературе обнаружить не удалось. Однако собственный опыт применения в нашей клинике некоторых аномальных нуклеозидов свидетельствует об их эффективности. Аномальные нуклеозиды, похожие на нуклеозиды нормальные, легко встраиваются в вирусный геном и тем самым нарушают считывание (транскрипцию) генной информации у вируса. С определенным положительным эффектом был апробирован аналог рибавирина (1-b-(1-рибофуранозил-1,2,4-триазол-3-карбоксимид), в то же время целый ряд других противовирусных препаратов: ремантадин, фторурацил и др. оказались неэффективны.

Довольно давно уже применяют при чуме плотоядных уротропин в расчете на то, что при его распаде в кислых условиях рН выделится формалин, который будет инактивировать вирус. Однако противовирусная активность уротропина довольно дискутабельна, тем более что формалин резко осложняет процессы деструкции мозговой ткани при прорыве ГЭБ.

Описан положительный эффект от применения некоторых ферментов - например РНК-азы. В целом здесь следует отметить, что противовирусная химиотерапия, наверное, очень перспективное направление в лечении чумы плотоядных, но в настоящий момент эффективных препаратов практически не выпускается.

5.1.2. Патогенетическая терапия.

Ее действие направлено на блокирование тех или иных механизмов патогенеза.

1. При чуме в организме возникает недостаток ионов Са2+, поэтому введение кальций-содержащих препаратов - целесообразно.
2. Для регуляции воспалительных процессов при чуме рекомендуется назначать ряд витаминов, особенно аскорбиновую кислоту (до 0,5 г в день на каждые 10 кг массы), рутин (уменьшает проницаемость сосудов), а так же витамины группы B (B1, B2, B6, B12,).
3. Антибиотики при чуме используют для подавления секундарной микрофлоры, ослабляя тем самым нагрузку на систему иммунитета. Выбор антибиотика зависит от конкретных клинических проявлений. В то же время нам представляется, что роль секундарной микрофлоры при чуме несколько завышена, особенно в отечественной литературе, и на практике врачи неоправданно много используют антибиотики.

5.1.3. Симптоматическая терапия.

Здесь препараты и методы можно применять для подавления выраженных симптомов болезни.

1. При хронической диарее и обезвоживании - немедленно проводить внутривенное введение регидратирующих растворов, содержащих ионы Са2+; К+ и Na+ Внутрь можно давать пробиотики (лактобактерин и др.), вяжущие и обволакивающие вещества. При сильной диарее используют антибиотики для кишечной микрофлоры (левомицетин, полимиксин).
2. При выраженных патологиях респираторного тракта хорошие результаты дают циклофлоксацины, цефалоспорины или комплексные антибиотики, содержащие ингибиторы b-лактамаз (клавулоновую кислоту и др.). Полезно также назначение отхаркивающих веществ.

В целом же лечение симптомов - второстепенная операция, поскольку подавление основного заболевания - чумы очень быстро приводит и к их исчезновению.

5.1.4. Противопоказания.

На лихорадочной стадии чумы противопоказано:

1. Применение в больших дозах кортикостероидных препаратов, салицилатов и других жаропонижающих препаратов (за исключением случаев, когда температура повышается выше 40-40,5°С).
2. Передозировка иммуностимуляторов и антибиотиков.

5.2. Нервная стадия.

Основная стратегия лечения чумы на нервной стадии сводится к подавлению иммунологических реакций организма. Сложность ситуации состоит в том, что, при блокировке реакции иммунитета, разрушающих мозг, одновременно блокируются и иммунные реакции, защищающие организм от вируса. Стимулируя иммунные реакции - повышение активности защитных сил организма, мы одновременно стимулируем и разрушение мозговых структур.

Учитывая тот факт, что деструкция клеток мозга преимущественно связана с деятельностью фагоцитов и Т-клеток, а защита от вируса может быть обеспечена антителами, для лечения можно использовать вещества, подавляющие макрофаги и Т-клетки, но относительно слабо влияющие на В-клетки; Рассмотрим основные группы лечебных препаратов на этой стадии.

На нервной стадии можно применять только такие препараты, которые не активируют систему иммунитета и не усиливают нервных явлений, а именно:

дефектированные (аномальные) нуклеозиды (рибовирин). Определенный противовирусный эффект, без усиления нервных явлений, может давать камедон.

5.2.2. Патогенетическая терапия.
5.2.2.1. Иммуносупрессирующая терапия.

Для такой терапии при чуме могут быть использованы кортикостероиды (дексаметозон, гидрокортизон и др.). Для иммуносупрессивного эффекта курс должен быть мощным, но коротким, чтобы не вызывать привыкание. Например для животного массой 10 кг дсксамстазон назначают ежедневно по следующей схеме: по 4 таблетки по 0,5 мг - 2 дня по 3 таблетки по 0,5 мг - 2 дня по 2 таблетки по 0,5 мг - 2 дня по 1 таблетке по 0,5 мг - 2 дня

Из иммуносупрсссирующих препаратов могут применяться салицилаты и другие.

5.2.2.2. Нейропротективная терапия.

Исходя из реакций патогенеза нужно пытаться защитить ткани мозга. Например:

* для защиты от активных форм кислорода можно использовать антиоксиданты: витамин Е, ионол, сантохин;
* для подавления болевых сигналов успокаивающие препараты. С этой же целью, и как клеточный антиоксидант, полезно применять барбитураты (фенобарбитал, веронал и др.);
* для блокирования действия лизосомальньк протеаз пепстатин, контрикал и др.;
* для снятия синдрома "отека-набухания" мозга- мочегонные: лазикс, диакарб и др.;
* для восстановления деятельности мозга крайне необходимы витамины группы В (особенно В6), а также никотиновая и фолиевая кислоты.

 

5.2.3. Симптоматическая терапия.

Для подавления эпилепсии и судорог можно использовать различные комбинации седативных и противосудорожных препаратов (фенлепсин, хлорокон, гексамидин, сибазон, радедорм) и другие, достаточно подробно описанные в медицинской литературе.

Неплохие результаты можно получать с помощью различных новокаиновых блокад.

Для лечения параличей и парезов - стрихнин, прозерин, иглоукалывание, высокочастотную и магнитную терапию.

В то же время задача врача при лечении нервной формы - добиться вначале хотя бы прекращения (стабилизации) дальнейшего развития нервных явлений. Если прогрсссирования нервных патологических процессов не происходит в течение 2-3 недель при нормальной температуре тела, можно начинать применение противосудорожных препаратов и антипаралитических средств.

Тем не менее следует отметить довольно низкую эффективность известных методов лечения нервных явлений у собак. Аналогичная ситуация имеет место и при многих церебральных патологиях у человека, при лечении которых медицина пока бессильна.

5.2.4. Противопоказания.

На нервой стадии чумы противопоказано:

1. Применение иммуностимуляторов.
2. Применение гипериммунных сывороток.
3. Применение большинства интерферонов и интерфероногенов
4. Применение препаратов гиалуронвдазы (лидазы, ронидазы).
5. Применение возбуждающих препаратов при прогрессирующих поражениях нервной системы.
6. Применение антибиотиков циклофлоксацинового (фторхинолонового) и тетрациклинового ряда.

6. ПРОФИЛАКТИКА

Наиболее надежна при чуме специфическая профилактика. Несмотря на длительную историю создания вакцин против чумы плотоядных, все разработки последних лет в мире свелись к использованию в качестве вакцин нескольких штаммов вируса. Препараты из этих штаммов (Вакчум, ЭПМ, ВИЧ и др.) под разными названиями производятся и у нас в стране и используются для активной иммунизации собак. При правильной вакцинации эти препараты обеспечивают напряженный иммунитет.

Касаясь вопроса преимущественного использования многовалентных или моновалентных вакцин, никак нельзя отрицать явления антигенной конкуренции. По нашим данным, многовалентные (ассоциированные) вакцины менее иммуногенны в отношении чумы.

Дискутабслен и вопрос об опасности вакцинации в период смены зубов. Несмотря на то, что такое мнение бытует, в доступной литературе не удалось обнаружить каких бы то ни было фундаментальных работ по этому поводу. Видимо, проблема требует дальнейшего изучения.

Новорожденные щенки довольно устойчивы к вирусу чумы, поскольку приобретают противовирусные антитела в первые же дни жизни с молоком матери (колостральный иммунитет). Однако к двухмесячному возрасту они элиминируются из крови и животное уже нуждается в вакцинации. То есть раньше полутора-двухмесячного возраста вакцинация малоэффективна.

Пассивная иммунизация (введение антисывороток с целью профилактики) может быть использована при опасности заражения. Однако нужно не забывать о сроках циркуляции пассивно привнесенных антител (12-15 дней), аллергизирующей активности сыворотки и слабой степени иммунной защиты при данном методе.

 

ПАРВОВИРУСНЫЙ ЭНТЕРИТ

Парвовирусный энтерит - высококонтагиозное и быстропротекающее инфекционное заболевание собак, часто приводящее к смертельному исходу. Возникло оно сравнительно недавно, в 1978 году в Северной Америке и почти одновременно в целом раде других стран. При этом установлено, что возбудитель болезни имеет очень близкое родство с возбудителем энтерита норок и кошачьей панлейкопении, хотя и не идентичен с ними.

Отдельными исследователями было сделано предположение, что он произошел от других парвовирусов благодаря процессу мутации, которая могла произойти в культурах тканей при приготовлении вакцин. И приобрести столь быстрое распространение эта инфекция могла только благодаря контаминации некоторых вакцин измененным вирусом [1]. Однако данная, неудобная для многих, точка зрения не нашла официального подтверждения, и поэтому происхождение возбудителя этой болезни считается неизвестным.


1. ВОЗБУДИТЕЛЬ БОЛЕЗНИ.

Возбудитель парвовирусного энтерита собак - один из самых мелких ДНК-содержвших вирусов, с довольно простой геномной и капсидной структурой.

Возбудитель относится к семейству Parvoviridae, куда входят три рода: парвовирусы, депендовирусы и денсовирусы. Род парвовирусов насчитывает несколько видов, среди которых возбудителя парвовирусного энтерита определяют как парвовирус собак тип 2 (caninae parvoviras Type 2 - CPV-2).

Вирион CPV-2 представляет собой сферическое образование диаметром около 20 нм. Его геном состоит из одной полипептидной цепи молекулярной массой (1,5-1,8)х106, плотно упакованной внутри вириона. В связи с небольшими размерами генома ДНК кодирует в основном только белки капсида и, возможно, лишь несколько структурных белков. Благодаря этому репликация вируса находится в тесной зависимости от функциональной активности клетки хозяина, а возможно, и действий вируса-помощника. Однако, как установлено, CVP-2 не зависит от активности аденовируса.

Два основных белка обнаружены у возбудителя: VP-1 с молекулярной массой около 82300 дальтон и VP-2 с молекулярной массой 67300 Дальтон. Гипотетически должен существовать еще один протеин. Вирус CPV-2 агглютинирует эритроциты кошки, свиньи и макаки резус. При пассажах на культуре тканей могут быть получены штаммы, которые теряют способность к гемагглютинапии [2, 3]. CVP-2 имеет близкое антигенное родство с вирусом панлейкопении кошек, вирусом энтерита норок, возбудителем парвовироза у енотов, но не с собачьим парвовирусом типа 1. Вместе с тем CVP-2 имеет некоторый антигснный перекрест с парвовирусом свиней.

Вирус довольно устойчив к факторам внешней среды, рН и температурным изменениям (выживает во внешней среде при 80°С - 15 минут; при 60 С - 1 час; при 56°С - 24 часа; при 37°С - 2 недели; при 20 "С - 3 месяца; при 4°С - более полугода) [4]. В высохших каловых массах может оставаться жизнеспособным более года [1, 4]. Вирус устойчив к действию жирорастворимых веществ, трипсина и большинства дезинфектантов. Однако он инактивируется 0,5%-ным раствором формалина и 4%-ным раствором хлорамина.

Хозяином CVP-2 в естественных условиях могут быть только собаки. Хотя ч удается путем парентерального введения заразить кошек, норок и хорьков, однако оральное введение вируса (через рот) не вызывает у них ни симптомов заболевания, ни выработки антител. Заболеваний человека, ассоциируемого с этим вирусом, также не зарегистрировано.


2. ПАТОГЕНЕЗ

2.1. Особенности и предрасположенность.

Интенсивность развития вирусного энтерита в значительной степени зависит от:

* величины заражающей дозы;
* физиологического состояния организма на момент заражения;
* наличия других кишечных патогенов.

Основной мишенью, которую поражает вирус, является лимфоидная ткань, миокард и эпителий кишечника. Причем, исходя из особенностей вируса (малый размер генома), для его интенсивной репликации необходимы клетки с активными метаболическими процессами, У новорожденных щенков в первые 2 недели жизни наиболее активно растёт ткань миокарда. Через 8 недель начинает интенсивно увеличиваться количество клеток кишечного эпителия. Это и определяет преимущественный характер поражений: у новорожденных щенков болезнь протекает с интенсивным поражением миокарда, а у животных более старшего возраста в основном поражается кишечный тракт.

2.2. Динамика патогенеза.

Вирус попадает в организм при контакте восприимчивого животного с материалом, контаминированным фекалиями больного. Причем контагиозность его такова, что содержимого 1 г фекалий достаточно для перорального заражения миллиона собак.

Пока достоверно неизвестно, какой тип клеток поражается в первую очередь и что является "воротами инфекции". Возможно, заражение происходит пероралъным путем, а возможно и нет. По крайней мере установлено, что присутствие вируса в крови и поражение лимфоидной ткани предшествуют инфицированию кишечного эпителия. Высказываются предположения, что "воротами инфекции" может быть лимфоидная ткань глотки или лимфоидные клетки Пейеровых бляшек, расположенных под слизистой кишечника [4, 5, 6].

Так или иначе, CPV-2 способен активно реплицироваться в лимфоидной ткани, особенно в Т- и В-лимфоцитах. Распространение вируса в организме происходит с током крови, где вирус переносится либо в плазме, либо в инфицированных лимфоцитах. В процессе развития болезни отмечают уменьшение количества лимфоцитов (лейкопения) и дахе некроз лимфоидной ткани в лимфоузлах, тимусе, селезенке и др.

Установлено, что после экспериментального перорального заражения вирус проникает в кровь и начинает интенсивно размножаться начиная уже со 2-го дня, и достигает максимального титра на 4-й день. В эпителии кишечных крипт вирус обнаруживают уже на 3-й день после заражения, где он достигает максимального титра на 5-6-й день.

Прежде всего поражаются клетки тонкого отдела кишечника и, несколько и, меньше, двенадцатиперстной кишки. Желудок и толстый отдел кишечника менее чувствительны к этому вирусу.

Наибольшая концентрация возбудителя первоначально обнаруживается в криптах, смежных с Пейеровыми бляшками. То есть эти лимфоидные органы служат местом, откуда исходит инфицирование всего кишечного эпителия. В дальнейшем, размножаясь в этих клетках (энтероцитах), вирус нарушает их функцию, приводящую к нарушению системы "K-Na насоса" на их мембранах. В результате он начинает работать "в обратную сторону": водные массы поступают не из кишечника в организм, а наоборот. Это приводит к диарее и резкому обезвоживанию всего организма. В дальнейшем может происходить разрушение клеток слизистой оболочки кишечника, захватывающее обширные его участки.

Выделения вируса с фекальными массами начинают регистрироваться уже на 3-4-й день после заражения. Максимального титра (более 109 вирусных частиц в 1 г) вирус здесь достигает на 5-6-й день.

Меньше известно о развитии патологических реакций в миокарде. Как правило, развиваются они чаще всего у щенков раннего возраста [7]. У заразившихся новорожденных щенков при остром миокардите происходит фокальный некроз клеток миокарда и его выраженная лимфоидная инфильтрация. В миоцитах обнаруживают множественные базофильные включения. В более хронических случаях развивается интестенальный фиброз.

Заражение в более поздний период (начиная с 7 недель) вызывает уже преимущественное поражение желудочно-кишечного тракта и, в гораздо меньшей степени, миокарда.

2.3. Взаимоотношения с системой иммунитета.

Сразу вслед за началом инфицирования иммунная система отвечает всеми своими реакциями. Наиболее существенную роль в ликвидации вируса играют специфические антитела, которые блокируют вирионы CVP-2, циркулирующие в плазме крови. Обнаружить антитела к этому вирусу можно уже через 4-5 дней после заражения. Титр быстро нарастает, достигая наивысшего уровня на 7-10-й день после заражения. У животных с выраженными патологическими реакциями (токсикоз, обезвоживание) образование антител может задерживаться на 1-2 дня. С момента появления антител в крови действие вируса блокируется этими антителами (он не может проникать в клетку и размножаться), и он начинает элиминироваться (удаляться) из организма. Примерная динамика нарастания титра вируса и антител приведена на рис. 6 (цит. по [10]).

Реакции клеточного иммунитета при этой болезни изучены недостаточно. Однако хочется отметить важнейшую роль фагоцитов печени и кишечного тракта в нейтрализации токсинов, поступающих из кишечника в период разрушения его эпителия. В целом же, одним из основных механизмов, при помощи которого вирус избегает губительного влияния системы иммунитета, является быстрая динамика болезни, в результате которой животное может погибнуть раньше, чем начнут синтезироваться антитела в достаточном количестве.


3. КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ.

Как уже отмечалось, болезнь протекает в двух формах: энтеритной и миокардитной, хотя признаки миокардита часто присутствуют и при энтеритной форме. Первые клинические признаки болезни при энтеритной форме появляются на 2-7 день от начала инфицирования. Отмечают депрессию, отказ от корма и довольно часто - невысокую гипертермию. Через 3-24 часа после этого возникают рвота и диарея. Каловые массы - серого или желто-серого цвета, с резким специфическим запахом. Очень часто в них отмечают наличие крови. В дальнейшем может развиться геморрагическая диарея. С началом диареи наблюдается очень быстрая потеря массы тела животным и обезвоживание. Таким образом, неукротимая рвота и диарея (часто геморрагическая), сопровождающиеся быстрым обезвоживанием, - характерные симптомы энтеритной формы болезни. При обезвоживании температура тела падает, иногда даже ниже нормы. Со стороны сердечно-сосудистой системы отмечают нарушения в виде тахикардии и слабого наполнения пульса. В крови обнаруживают резкое снижение количества лимфоцитов, хотя и не столь значительное, как при кошачьей панлейкопении, также вызываемой парвовирусом. С развитием процессов обезвоживания резко нарастают явления токсикоза и животное погибает.

В целом болезнь характеризуется очень быстрой динамикой. Если в первый день владельцы отмечают у животных легкое недомогание, отказ от корма, депрессию и т.д., то на другой день признаки болезни явно выражены: частая рвота, диарея, выраженная депрессия. Как правило, на 3-й (реже на 4-й день) животное уже может погибнуть. Однако в отдельных случаях болезнь может продолжаться до 8-9 дней.

В то же время после прохождения критического периода - 3-4 дня, (как правило, это совпадает с началом образования антител - см.рис. 6) наступает очень быстрое выздоровление. У значительной части собак болезнь может протекать очень легко и почти бессимптомно. Антитела у переболевших сохраняются более 2 лет, что и определяет длительность приобретенного иммунитета.

Миокардитная форма болезни не зависит от развития энтеритной формы. Наиболее часто миокардитную форму болезни, как уже отмечалось, регистрируют у щенков в 3-7 недельном возрасте. Большая часть их погибает с симптомами внезапно наступающей одышки, рвоты и громких стонов. Животные также могут очень быстро погибать с проявлениями коллапса.

В более позднем возрасте болезнь протекает не так остро. Обычно со стороны сердечной деятельности отмечают аритмию, тахикардию, слабый пульс, бледность и цианотичность слизистых ободочек. В редких случаях миокардитная форма болезни, сопровождаемая внезапной смертью может развиваться и у взрослых животных.


4. ДИАГНОСТИКА

Лабораторная диагностика этой болезни разработана недостаточно. При диагностике противовирусных антител основной проблемой является то, что антитела появляются в поздние сроки (4-6-й день). Поэтому диагностика болезни, основанная на этом принципе, является запаздывающей.

Из зарубежных литературных источников известно об успешном применении для диагностики этого заболевания иммунофсрментного и радиоиммунного методов, реакции торможения гемагглютинации и других, направленных на улавливание непосредственно вируса CVP-2. В нашей стране проводятся так же работы по диагностике CVP-2 как в сыворотке крови, так и в фекалиях.

Из неспецифическнх методов может быть рекомендована гематологическая диагностика. Лейкопения может быть обнаружена практически у всех заболевших собак. Для верности постановки диагноза рекомендуется пробы брать дважды с небольшим (12-18 часов) интервалом [8, 9]. При отсутствии лабораторной диагностики прижизненный диагноз может быть поставлен и по клиническим признакам.


5. ЛЕЧЕНИЕ

Основная стратегия лечения парвовирусного энтерита сводится к максимальной поддержке физиологических функций организма, так как появление (через 4-5 дней) специфических антител приводит к быстрой элиминации вируса из организма и выздоровлению. Тем не менее, оно должно оставаться комплексным и включать этиотропную, патогенетическую и симптоматическую терапию.


5.1. Этиотропная (противовирусная) терапия.

Для блокирования свободноциркулирующего вируса целесообразно использовать специфические гипериммунные антисыворотки или иммуноглобулины, которые часто выпускают в комплексе с иммуноглобулинами против чумы, инфекционного гепатита и др. Здесь лучший эффект дает одноразовая массивная инъекция препарата.

Положительные результаты получают при применении интерферонов и интерфероногенов (кинорон, канивирекс, миксоферон и др.)

Одним из наиболее эффективных классов препаратов, способствующих подавлению активности возбудителя, являются иммуностимуляторы. Здесь могут использоваться полифункциональные препараты, активирующие как В-систему (важен темп нарастания антител), так и фагоциты (особенно печени), так как необходимо обезвреживать значительное количество токсинов, которые поступают в организм в связи с дисфункцией кишечника. Положительный эффект оказывают препараты, усиливающие лейкоцитоз.

Из химиотерапевтических препаратов при вирусном энтерите с некоторым положительным эффектом апробирован рибовирин.

5.2. Патогенетическая терапия.

5.2.1. Регидратирующая терапия.

Наиболее важным и первоочередным мероприятием при этой болезни следует признать регидратирующую терапию, так как применение многих лекарственных препаратов в условиях обезвоживания - неэффективно. В этом случае организм может отвечать на введение таких лекарств неадекватно (то есть не так, как должен реагировать нормальный организм). Регидратирующие растворы обязательно должны содержать ионы К, Na, Ca и восстанавливать резервную щелочность крови ("Трисоль", раствор Рингера и др.). Растворы желательно вводить подогретыми до температуры 37-40°С.

Наиболее часто используют метод внутривенного введения растворов (обычно капельный или струйный). В отдельных случаях (при невозможности внутривенного введения) допустимы частые подкожные инокуляции по 10-20 мл в различные области тела. Внутрибрюшинное введение также допустимо, однако при этом:

* вводимый раствор должен быть обязательно подогрет до 37-40°С;
* не рекомендуется быстро вводить большое количество жидкости (иначе животное может погибнуть);
* вследствие высокой болезненности при перфорации брюшины место прокола желательно обезболить (поверхностная новокаиновая блокада).

Имеются некоторые данные о высокой эффективности метода перитонеального диализа.

После прекращения приступов рвоты регидратирующие растворы маленькими порциями можно давать через рот (per os). В это же время можно назначать препараты для защиты слизистой оболочки кишечника (обволакивающие и вяжущие вещества), а так же некоторые пробиотики (споробактерин, лактобактерин).

5.2.2. Антитоксическая терапия.

Для усиления антитоксического действия регидратирующих растворов в их состав можно вводить гемодез до 25-30% от общего объема вводимой внутривенно жидкости, а также глутаминовую кислоту. Для уменьшения всасывания токсических веществ из кишечника рекомендуется проводить очистительные клизмы, после которых интраректально можно вводить вяжущие вещества.

5.2.3. Гормональная терапия.

Для нормализации водно-солевого обмена и снижения гиперергических реакций с положительным результатом применяют кортикостероиды. Причем более эффективными в этом отношении являются минералокортикостероиды, а глюкокортикостероиды (особенно дексаметазон) оказывают гораздо менее выраженное действие. Кортикостероиды лучше применять разово или в течение максимально короткого срока (2-4 дня).

5.3. Симптоматическая терапия.

При сильно выраженных рвотных процессах назначают противорвотные (церукал, тиэтилперазин) и антигистаминные препараты (супрастин, димедрол).

При геморрагических процессах показано введение викасола, препаратов кальция и других кровоостанавливающих препаратов.

При неспадающей высокой температуре тела (выше 40°С), свидетельствующей о вероятности воздействия секундарной микрофлоры, возможно применение антибиотиков широкого спектра действия.

При нарушениях сердечно-сосудистой деятельности показано применение препаратов, поддерживающих работу миокарда (препараты камфоры, сердечные гликозвды и т.д.). Лечение миокарднои формы у щенков практически не разработано. В то же время применение лекарственных веществ, поддерживающих функции миокарда, может быть рекомендовано практически при всех формах болезни.

5.4. Противопоказания.

1. При выраженных рвотных процессах противопоказано вводить через рот (per os) лекарственные вещества, воду или что-либо ещё. Усиление актов рвоты вслед за таким введением может приводить к дополнительным травматическим повреждениям слизистой желудка.
2. При выраженных септических процессах опасно применение кортикостеровдов как препаратов подавляющих активность иммунологических защитных реакций.
3. При геморрагиях не рекомендуется применять тетрациклин.

В целом лечение при парвовирусном энтерите у собак должно быть энергичным и комплексным, учитывающим все механизмы патогенеза. Поскольку динамика болезни очень высока, то животные часто на следующий же день после комплекса терапевтического воздействия начинают либо выздоравливать, либо (если лечение было неэффективным) погибают.

6. ПРОФИЛАКТИКА

Специфическая профилактика парвовирусного энтерита у собак во всем мире базируется на применении убитых вакцин (работу с живыми штаммами большинство исследователей признают нецелесообразной). Убитый вирус CVP-2 используется в вакцинах как в моновалентном варианте, так и в ассоциации с вирусами-возбудителями других болезней собак. По-видимому, основным критерием, определяющим иммуногенность в этих вакцинах, является количество антигена в иммунизирующей дозе. При этом положение об антигенной конкуренции верно и для ассоциированных вакцин, содержащих парвовирусный антиген. В то же время для убитых вакцин этот феномен не так резко выражен, как для живых.

Для пассивной иммунизации (профилактики с помощью антисывороток) будут правомерны все те положения, что приведены в главе о профилактике чумы.

 

ИНФЕКЦИОННЫЙ ГЕПАТИТ

Инфекционный гепатит - контагиозное вирусное заболевание, поражающее значительную группу плотоядных. Заболевание впервые зафиксировано в Швеции Рубортом (Rubort) в 1937 году. В литературе прежних лет эту болезнь часто называли болезнью Руборта. Позднее заболевание собак инфекционным гепатитом было отмечено в Америке, Австрии, Финляндии, Германии, Швейцарии и других странах. С 1953 года болезнь регистрируют и в России.

1. ВОЗБУДИТЕЛЬ БОЛЕЗНИ

Возбудитель инфекционного гепатита (он же возбудитель эпизоотического энцефалита лисиц) - ДНК-содержащий вирус, относящийся к семейству аденовирусов (впервые вирусы этого семейства были выделены из аденоидов у человека).

Семейство Adenoviridae имеет два основных рода: Mastadenovirus и Aviadcnovirus. Возбудитель инфекционного гепатита Adenovirus canine тип 1 (Ad can-1) относится к роду Mastadenovirus. Сюда же относится и другой аденовирус собак Adenovirus canine тип 2 - возбудитель инфекционного ларинготрахеита у собак. При этом вид Ad can-2 в антигенном отношении имеет очень мало общего с видом Ad саn-1 [1].

Схематическое строение аденовируса

Рис 7. Схематическое строение аденовируса
1. фибрилла
2. пентон
3. гексон
4. ДНК вируса

Возбудитель инфекционного гепатита собак, как и другие адсновирусы, имеет интересное и сложное строение (рис. 7). Этот вирус представлен в форме икосаэдра (20 поверхностей и 12 вершин) диаметром 70-80 нм. Белковая оболочка (капсид) состоит из большого количества субъединиц (252), из которых 12 расположены на вершинах и называются пентонами. Остальные капсомсры называют гексонами. От каждого пентона отходит нитевидное образование - фибрилла. Получается, что структурно каждый такой пентон окружен 5 гексонами (поэтому он и называется пептоном), а гексон - 6 соединенными гексонами соответственно. Гексоны и пентоны содержат различные вирусные белки - антигены, причем если с гексонами связывают общегрупповые антигены, то в структурах пентонов расположены антигены определяющие более конкретный серовариант. Внутри капсида находится довольно крупный геном (молекулярная масса вирусной ДНК-23,8х106) [1,2].

Ad can-1 обладает онкогенной активностью, вызывая образование злокачественных опухолей у лабораторных животных.

Вирус относительно устойчив к факторам внешней среды. При 37С сохраняется до 23 дней, при 12С - около 3 месяцев, при 4С - более девяти месяцев, однако вирус не термоустойчив и при кипячении погибает практически моментально. Неустойчив он также и к дезинфектантам, таким как формалин, фенол, лизол, перекисные соединения, хлорамин. В испражнениях и различных биологических секретах может сохраняться в природных условиях в течение нескольких месяцев. Кроме характерного заболевания у собак и эпизоотического энцефалита у лисиц, вирус вызывает похожие заболевания у валков, медведей, койотов, песцов и енотов. Заболевание людей вирусом Ad can-1 не зарегистрировано.

2. ПАТОГЕНЕЗ

2.1. Особенности и предрасположенность.

К заражению вирусом инфекционного гепатита наиболее восприимчив молодняк в возрасте до года, а также ослабленные и пораженные гельминтами животные.

2.2. Динамика патогенеза.

Считается, что в естественных условиях наиболее вероятным является пероральный путь. Попадая через рот, вирус первоначально фиксируется на поверхности слизистой глотки и поражает эпителиальные клетки небных миндалин вызывая их воспаление (тонзиллит).

Прикрепление вируса к клетке-мишени осуществляется в условиях низкого рН за счет структур основания понтона, а в нейтральной среде посредством нитевидных отростков - фибрилл (именно с ними и связывают гемагглютинирующие свойства вируса). Процесс прикрепления можно ингибировать раствором 0,5-1,0 мМ денсилкадаверина или 10-15 мМ дезоксиглюкозы [4].

Внедрение вируса в клетку происходит путем пиноцитоза или прямо через клеточную мембрану. Интересно, что в этом процессе самое активное участие принимают белки основания пентона. Имеются данные, что эти белки непосредственно нарушают мембрану клетки и способствуют проникновению вируса. Даже выделенные в чистом виде (т.е. в отсутствие вируса) такие белки оказывают сильное цитопатическое действие на клетку.

Проникновение вируса и его раздевание требуют наличия некоторых бивалентных катионов и может быть полностью заблокировано раствором 50 мМ азида натрия или 1 мМ денсилкадаверина. Раздевание осуществляется в цитоплазме хотя начинается буквально при соприкосновении с мембраной клетки хозяина.

Репликация и репродукция вирионов у Ad can-1 происходят аналогично тому, как это происходит у других адсновирусов, вызывая в пораженных клетках быстрый цитопатический эффект, у

Вслед за эпителиальными клетками небных миндалин вирус может поражать лимфоидные клетки (лимфоциты) и фагоциты, находящиеся в этом органе. Далее через лимфатические сосуды и кровь вирус попадает в региональные (подчелюстные и заглоточные) лимфоузлы, а уже оттуда с током крови по всему организму [3]. Как правило, вирус поражает клетки почек, печени, лимфоузлов, тимуса, кишечника и т.д. Возникают множественные, воспалительные очаги.

Вирус Ad can-1 обладает свойством непосредственно поражать и разрушать клетки эндотелия сосудов. В результате нарушается сосудистая проницаемость и как следствие, в различных органах (кишечнике, печени, почках, селезенке, мозговых оболочках, лимфоузлах и др.) развиваются множественные отеки и кровоизлияния - характерный признак гепатита собак. При неблагоприятном течении в этих органах могут образовываться некротические очажки.

Особенно выражены деструктивные изменения в печени, где вирус поражает клетки печеночной паренхимы, вызывая в ней явления зернисто-жирового перерождения. Этот процесс в острых случаях может сопровождаться интенсивным клеточным распадом и образованием в печени некротических очагов.

Процесс обычно начинается с поражения вирусом эндотелия кровеносных сосудов печени. В результате повышения их порозности развиваются многочисленные периваскулярные отеки и геморрагические инфильтрации органа. На гистосрезах в это время можно наблюдать выраженное очертание дольчатого рисунка печени за счет выпота плазмы и клеток крови в просветы Диссе.

Часто при сосудистой патологии возникают коллатерали между воротной и полой венами (портальная гипертензия). В результате необезвреженные токсические продукты из кишечника (и прежде всего аммиак), минуя печень, попадают в циркулирующий кровоток. Развивается токсикоз, который вызывает раздражение рвотных центров мозга. Попадание в кровь желчных пигментов также может быть результатом сосудистых патологий.

Развитию токсикоза активно способствует и размножение вируса в клетках Купфера - основных "профессиональных" макрофагах печени, обеспечивающих обезвреживание различных микроорганизмов и их токсинов. В результате поражения вирусом эти клетки погибают [5,б]. Нарушение функций печени и, в частности, подавление процессов резорбции клетками печени витамина К приводят к снижению продукции факторов свертывания крови (протромбина и др.). Данный факт тесно связан с этиологией множественных геморрагических процессов в организме и обусловливает их интенсивность.

Таким образом, основной механизм патологического воздействия вируса Ad can-1 заключается в поражении эпителиальных и эндотелиальных клеток, что приводит к повышению проницаемости сосудов и, как следствие, развитию отеков, геморрагий и множественных воспалительных реакций. Особенно активно деструктивные процессы происходят в печени.

2.3. Взаимоотношения с системой иммунитета.

Действия вируса как инфекционного агента вызывают адекватную реакцию со стороны иммунной системы. Установлено, что через 5-7 дней после заражения начинают появляться антитела, специфичные для данного вируса. Интересно, что не все они способны обезвреживать этот вирус. Наиболее активны в вируснейтрализующсм отношении антитела к белку основания пептона и белку фибрилл. Так как именно эти структуры ответственны за проникновение вируса в клетку, то считается, что специфические антитела, присоединяясь к этим белкам, нарушают их функции. Более того, поскольку сборка капсида как бы "замыкается" на белках основания пентона, то их конформациониые изменения, которые происходят при взаимодействии с антителами, не позволяют завершать сборку вириона. В результате репродукция вируса блокируется. Особенно противовирусное действие антител усиливается в присутствии белков комплемента.

Таким образом, антитела подавляют (ингибируют) действие вирусов, находящихся в кровотоке или на стадии сборки капсида. Вместе с тем, с появлением антител начинают формироваться и иммунные комплексы (вирус-антитело), которые при избытке вируса инициируют реакции агрегации тромбоцитов и лейкоцитов на эндотелии кровеносных сосудов. А это, в свою очередь, усиливает проницаемость сосудов, что влечет за собой развитие геморрагических инфильтраций и других патологических механизмов, ухе описанных выше.

Обезвреживание иммунных комплексов в организме обеспечивают в основном фагоциты. Они хе, вместе с эффекторными лимфоидными клетками ответственны и за процессы киллинга (убийства) пораженных вирусом клеток (фабрик вируса).

Однако здесь отмечают, что вирус способен каким-то образом нарушать механизмы представления антигена макрофагами. В результате подавляются реакции нормального формирования специфического иммунного ответа.

Больше того, сами фагоциты и лимфоциты служат мишенью для вируса. Размножаясь в клетках иммунной системы, вирус способен не только подавлять их функциональную активность, но и полностью разрушать фагоциты и лимфоциты. Не случайно поэтому при болезни отмечают резко выраженную лейкопению (до 2-3 тыс лейкоцитов). Организм отвечает на это усилением миграции и дифференциации стволовых клеток. И в периоды понижения температуры или выздоровления ухе можно наблюдать значительный лейкоцитоз (т.е. количество лимфоцитов и фагоцитов возрастает до 30-35 тыс.).

Таким образом, в ответ на действия вируса Ad can-1 и развитие патологических реакций система иммунитета начинает продуцировать антитела, которые подавляют жизнедеятельность вируса. Параллельно нарастают реакции клеточного иммунитета, а в ответ на разрушение вирусом клеток иммунной системы, активизируется продукция новых лейкоцитов. Переболевшие животные приобретают, как правило, пожизненный иммунитет.

3. КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ

По данным литературы 30-40 летней давности, заболевания инфекционным гепатитом чаще протекает в острой форме, в результате чего через 24 часа или через 3-5 дней животное погибает. В настоящее время, видимо в связи с массовыми вакцинациями и повышением устойчивости собак к этому возбудителю, столь высоковирулентные штаммы вирусов встречаются очень период ремиссий, отмечают редко. На современном этапе чаще отмечают более хроническое течение болезни, гибель собак от которой весьма незначительна.

Считается, что первые клинические признаки болезни в естественных условиях появляются на 3-10-й день после инфицирования. Животное становится вялым, апатичным, отказывается от корма. Позднее появляются рвота (часто с желчью) и понос (диарея).

Для раннего периода характерно развитие тонзиллитов (ворота инфекции) и фарингитов. При значительной патологии могут развиваться небольшие серозные или гнойные истечения из носа и глаз.

При остром течении болезни, особенно соответствующие симптомы лихорадки:

* подъем температуры (иногда до 41С)
* одышка и учащённое дыхание
* расстройство сердечно-сосудистой системы - тахикардия, иногда даже с ослаблением наполнения пульса и аритмией

Наиболее характерные нарушения отмечают со стороны желудочно-кишечного тракта и печени. Как правило, на ранних стадиях печень увеличена и очень болезненна. Увеличение органа отмечают и рентгенографически. Пальпация в области правого подреберья обычно вызывает беспокойство животного. Вследствие нарушения функций этого органа усилено проникновение желчных пигментов (билирубина) в кровь, в результате чего слизистые оболочки рта и глаз могут приобретать желтушный оттенок, а выделяемая моча становится темно-бурой. (Явления желтушности связаны также и с усиленным разрушением эритроцитов при геморрагических экссудациях).

Из-за нарушения синтеза в печени альбумина у животных в некоторых случаях могут развиваться гипопротеинемические отеки в области подгрудка и брюшной целости (асцит). Развитие асцита связывают также и с нарушением кровотока в системе воротной вены (портальная гипертензия, см. патогенез).

При острой печеночной недостаточности может развиться ацидоз. В результате нарушения обмена метионина происходит образование и усиленное выделение через легкие метилмеркаптана. Вследствие этого при дыхании животного иногда может ощущаться специфический сладковато-зловонный залах этого продукта.

При сильных болях в области печени животное принимает неестественную сидячую позу с широко расставленными передними лапами.

Картина крови при остром течении (или ремиссии) характеризуется выраженной лейкопенией. В крови исчезают эозинофилы, а у нейтрофилов наблюдается сдвиг ядра влево (т.е. появление юных, менее совершенных и активных клеток). Увеличивается количество моноцитов. По данным некоторых авторов, ускоряется СОЭ (скорость оседания эритроцитов) до 20-30 мм. Снижается резистентность эритроцитарных мембран. В сыворотке крови обнаруживают повышение уроки билирубина и трансаминаз.

В период выздоровления, наоборот, как уже отмечалось, наблюдается увеличение количества лейкоцитов (до 30-35 тыс.) и в том числе эозинофилов (до нормы). При этом температура падает и снижается токсикоз.

Характерным клиническим симптомом при инфекционном гепатите собак служит появление одностороннего или двухстороннего кератита на глазах, называемого в иностранной литературе "blue eye" (голубой глаз) [7]. Симптом появляется, как правило, при выздоровлении и в определенной степени может свидетельствовать о благоприятном течении болезни. Считается, что в основе механизма его появления могут лежать процессы адсорбции иммунных комплексов (вирус-антитело) на эндотелии сосудов глаза. В результате развивается поверхностное воспаление роговицы глаза, из-за чего её поверхность становится шероховатой с бело-голубоватым оттенком. Помутнение роговицы возникает очень быстро (иногда в течение нескольких часов). Причем так же быстро может и исчезнуть.

При инфекционном гепатите у собак могут развиваться нервные явления, напоминающие симптомы при чуме. Возникают они в результате сосудистых патологий (отеков и геморрагий) в области оболочек спинного и головного мозга (см. патогенез). Появляются нарушения координации движения, судороги, параличи и парезы. Нервные явления при этой болезни протекают гораздо легче, чем при чуме, и могут быстро проходить без последствий.

При более хроническом течении отмечают нарушение пищеварительных функций, а постоянные диареи и рвота приводят к истощению и обезвоживанию организма. Это, в свою очередь, влечет за собой нарушение электролитного обмена (гипокалиемию и гипонатриемию). Животное сильно худеет, слабеет, с трудом поднимается. При резких движениях иногда стонет. Погибают собаки, как правило, находясь в состоянии комы и не реагируя на внешние раздражители.

Хроническое течение болезни может продолжаться от нескольких недель до 2-3 месяцев. При этом болезнь приобретает ремитирующий характер, и вслед за периодом кажущегося выздоровления начинается новая ремиссия болезни. Беременные самки при хроническом течении инфекционного гепатита не могут вынашивать потомства и либо абортируют, либо рождают нежизнеспособных щенят.

Таким образом, характерными клиническими признаками для этой болезни являются нарушения функций желудочно-кишечного тракта и особенно печени, со всеми вытекающими отсюда симптомами, лейкопения, иногда лихорадка и ряд других симптомов, связанных с множественными воспалительными реакциями в различных органах.


4. ДИАГНОСТИКА

В практических условиях наиболее часто прижизненный диагноз этой болезни ставят на основании клинических признаков и серологических тестов.

С целью обнаружения противовирусных антител в сыворотке крови больных инфекционным гепатитом собак разработаны реакции диффузной преципитации (РДП) в агаровом геле, иммуноферментный (EUSA), радиоиммунный и другие тесты. Тем не менее они не всегда решают проблемы диагностики на ранних этапах болезни и не могут давать дифференциальных результатов, если заболевшее животное раньше уже подвергалось вакцинации и имеет антитела, индуцированные введением вакцины.

Более перспективно обнаружение непосредственно вирусного антигена. Описано использование для этой цели реакции иммунофлуоресценции и иммуноферментного метода. Принципиально возможно использование и других иммунологических тестов на обнаружение антигена. Тем не менее, для практического использования тесты эти должны быть высокочувствительными, относительно простыми и недорогими. Поэтому широкого применения эти методы пока не нашли. В отдельных случаях для диагностики могут быть использованы эпизоотические данные.


5. ЛЕЧЕНИЕ

Лечение инфекционного гепатита у собак обязательно комплексное и подразумевает использование медикаментов, действующих на разные механизмы патологического процесса.


5.1. Этиотропная терапия.

5.1.1. Специфическая иммунотерапия.

Осуществляется за счет специфических гипериммунных сывороток против инфекционного гепатита собак. Часто специфические антитела к Ad can-1 входят в состав многовалентных сывороток (например, вместе с антителами к вирусу чумы, парвовирусу и т.д.).

Наиболее активны для лечения сыворотки от переболевших собак. При этом применение сывороток наиболее эффективно на ранних этапах развития болезни.

5.1.2. Неспецифическая иммунотерапия.

Так как значительное количество лимфоцитов и фагоцитов подвергается разрушению, а функции остальных могут быть подавлены, при этой болезни оправдано применение иммуностимуляторов, действующих на клеточное звено иммунитета (фагоциты и Т-клетки). Особенно важна детоксицирующая функция фагоцитирующих клеток (прежде всего "профессиональных" макрофагов печени - клеток Купфера). Используемые препараты должны обладать низкой токсичностью и могут применяться довольно длительно (2-3 недели). Правильное применение иммуностимуляторов - наиболее эффективный метод в лечении инфекционного гепатита.

5.1.3. Противовирусная химиотерапия.

На процессы адсорбции и репродукции вируса многие химические вещества могут оказывать ингибирующее действие. Наиболее изучены в этом отношении и терапевтически эффективны такие препараты, как:

* 5-фтордезоксиуридин или 5-бромдезоксиуридин,
* 6-азоуридин,
* видарабин, аденинарабинозид и рибовирин.

 

5.2. Патогенетическая терапия.

5.2.1. Гепатопротекторная терапия.

Для защиты печени и нормализации её функции применяют сирепар, витагепат, Liv-52, липоевую кислоту и другие препараты подобного действия. Для уменьшения болевого синдрома и улучшения отхождения желчи показаны спазмолитики (но-шпа и др.), а также силибинин.


5.3. Витаминотерапия.

Витаминотерапия - очень важное звено в комплексе лечения инфекционного гепатита. Следует назначать комплекс витаминов.

Витамин С (рекомендуется в дозе 0,3-0,5 г на каждые 10 кг массы) повышения резистентности организма, а также нормализации окислитель восстановительных и гликогенетичсских процессов в печени.

Рутин - для уменьшения порозности кровеносных сосудов. Назначают обычно в комплексе с витамином С.

Витамины группы В (В1, В2, B6, и особенно B12;) - для снижения процессов жировой инфильтрации печени, повышения ее резистентности функциональной активности.

Фолиевая кислота - для регуляции метаболизма белков в печени.

Витамин К (викасол) - для стимуляции процессов синтеза протромбина в печени, повышения коагулирующих свойств крови и предотвращения геморрагий.

Витамин Е (токоферол) - для поддержания антиоксидантных процессов в организме.

5.4. Симптоматическая терапия.

При хроническом течении болезни для восстановления водно-солевого баланса рекомендуется регидратационная терапия. Регидратирующие растворы, содержащие ионы К, Na, Cl и Ca, вводят внутривенно и капельно. В могут быть добавлены:

* глюкоза для поддержания энергетического баланса;
* глутаминовая кислота для связывания аммиака, проникающего в организм и обладающего выраженными токсическими свойствами;
* гемодез - с целью детоксикации организма.

При выраженной печеночной дисфункции, а также при отсутствии температуры и других признаков лихорадки возможно применение кортикостероидов (минералокортикостероидов или преднизолона и других глюкокортикостероидов).

При развитии отеков и асцита рекомендуются мочегонные средства.

Для защиты от воздействия секундарной микрофлоры иногда показано применение антибиотиков, воздействующих на кишечную группу. Возможно использование и антибиотиков широкого спектра действия. В периоды, когда антибиотики не используют, целесообразно назначать пробиотики (бифидумбактерин, лактобактерин и др.).

При выраженных нарушениях со стороны желудочно-кишечного возможно проведение любой антидиарейной (вяжущие вещества, сорбенты, антимикробные препараты и др.) или противорвотной (церукал и др.) терапии. При патологиях со стороны сердечно-сосудистой, почечной или другой деятельности проводят терапевтические меры, направленные на поддержание этих органов.

Больным животным рекомендовано диетическое питание, преследующее уменьшение в рационе количества белка и увеличение легкоусвояемых углеводов, витаминов и ионов кальция.

6. ПРОФИЛАКТИКА

Для активной специфической профилактики инфекционного гепатита собак различными фирмами предложен рад вакцин, в том числе и ассоциированных, где вирус Ad can-1 используется совместно с возбудителями других болезней. Имеющиеся вакцинные препараты создают при правильном применении иммунитет достаточной напряженности, что позволяет в основной массе предохранять собак от заражения.

В условиях угрозы заражения допускается применение собакам, непривитым от инфекционного гепатита, специфической антисыворотки. Однако пассивная иммунная защита в этом случае может быть легко прорвана массивной дозой возбудителя и продолжается не более 2-3 недель.

Новорожденные щенки могут приобретать антитела вместе с молоком переболевших матерей. Колостральный иммунитет в этом случае может продолжаться до 1-1,5 месяца.

С целью профилактики можно проводить и другие общие ветеринарно-санитарные мероприятия, направленные на недопущение контакта с источником инфекции, ликвидацию факторов переноса и т.д. Однако эти мероприятия эффективны лишь в условиях группового содержания животных (питомники, своры и т.д.).

 

СТАФИЛОКОККОЗ

Стафилококкозы - заболевания, встречающиеся у многих млекопитающих, в том числе и у человека. У собак можно различить две формы этой болезни. Первая - когда стафилококк выступает как секундарная инфекция, осложняющая течение уже развившихся дерматитов. Вторая - как самостоятельное, генерализованное заболевание, вовлекающее в патологический процесс не только кожу, но и другие органы. Между ними, по-видимому, не существует резкой границы и секундарная инфекция может при отсутствии лечения легко переходить в генерализованную форму. У подсосных щенков стафилококкоз проявляется в форме пищевой токсикоинфекции.


1. ВОЗБУДИТЕЛЬ БОЛЕЗНИ

Стафилококк - крупный грамположительный микроорганизм шаровидной формы, располагающийся в мазках в виде гроздьев или бесформенных скоплений.

По классификации Берги, стафилококк относится к 14-й группе, включающей три семейства. Род Staphilococcus входит в семейство Micrococcacea. Данный род включает три вида: St.aureus, St.epidemiaticus, St.saprophyticus. Вместе с тем, сейчас уже известно еще 10 видов стафилококка, которые пока не включены в официальную систематику. Это St.xylosis, St.haemolyticus, St.cohnii, St.warneri, St.cupitis, St.scinri, St.simulans, St.hominis, St.t StJntermedium.

В качестве возбудителя болезней у собак наибольшую роль играют штаммы St.aureus, St.epidermaticus, St.intermedium [1].

Шарообразная клетка микроорганизма имеет трехслойную клеточную стенку с мощным пептидогликановым слоем, который пронизан фибриллоподобными (нитеобразными) структурами тейхоевых кислот. Ранее считалось, что стафилококки не образуют капсулы. Сейчас у вирулентных штаммов стафилококков наличие таких структур установлено. Считается также, что болезнетворные (патогенные) штаммы стафилококков отличаются от непатогенных большим количеством продуцируемых ферментов и токсинов. Основные их группы уместно рассматривать во взаимосвязи с реакциями патогенеза [2].


2. ПАТОГЕНЕЗ

2.1. Особенности и предрасположенность.

Одной из важнейших особенностей стафилококкоза является тот факт, что имеется выраженная индивидуальная чувствительность или устойчивость к этому возбудителю. Для того чтобы животное заразилось, оно должно либо обладать слабой сопротивляемостью к действию патогенного стафилококка либо доза заражения должна быть массивной. В зависимости от происхождения предрасполагающие к этому заболеванию факторы можно разделить на несколько групп:

1. нарушение углеводного обмена - повышение уровня углеводов (глюкозы, сахарозы) в крови и тканях (коже). Заболевание имеет выраженный характер при сахарном диабете и при неправильном кормлении;
2. иммунодефициты врожденные и приобретенные (особенно при нарушении киллерной функции фагоцитов и синтеза секреторного IgA);
3. нарушение гормонального уровня - снижение уровня гормонов щитовидной железы (гипотиреоидизм) или повышение уровня кортикостероидных гормонов;
4. нарушение витаминного (особенно при недостатке витаминов А, Е и витаминов группы В) и минерального обмена;
5. общие токсикозы - хронические отравления токсическими веществами, а также нарушение функций печени и почек;
6. систематические травматические и воспалительные повреждения кожи, аллергии немедленного и замедленного типов, а также патологические процессы, индуцированные демодекозом, блохами, чесоточным клещом, язвы и эрозии;
7.индивидуальный Ir-генный контроль - т.е. генетически обусловленная неспособность иммунной системы данного индивидуума адекватно отвечать на стафилококковые токсины. В случае слабой реактивности сопротивление размножению стафилококка в организме подавлено.

2.2. Динамика патогенеза.

Динамика патогенетического процесса изучена недостаточно. Предполагается, что на первоначальном этапе патогенеза вирулентные штаммы стафилококка после проникновения в организм прикрепляются к клеткам-мишеням (преимущественно эпителия и дермы) с помощью факторов адгезии. Как правило, способность к адгезии (прикреплению) у стафилококков коррелирует с их вирулентностью.

Установлено, что функцию, адгеэии к клеткам эпителия выполняют термостабильные и трипсинрезистентные структуры. По мнению целого ряда исследователей, наиболее вероятными кандидатами на эту роль являются тейхоевые кислоты.

Некоторым ученым удалось выделить из стафилококков вещество гликопротеидной природы с большим содержанием аминокислот (аспарагина, серина и глицина), а также сахаров (глюкоэамииа и галактозамина). Это вещество оказалось ответственным за связывание фибриногена и фибрина. Данные свойства объясняют феномен коагуляции плазмы коагулазопозитивными штаммами и напрямую коррелируют с процессами адгезии к клеткам эпителия.

Имеются сообщения и о связывании рецепторов стафилококка с ламинином - белком базальной мембраны сосудистой стенки. Предполагают, что описанный рецептор способствует проникновению стафилококков через стенку кровеносных сосудов.

Имеются также данные о способности некоторых рецепторов связывать коллаген, что прямо коррелирует с их патологической функцией при дерматитах. Эти коллагеновые рецеиторы стафилококков термоустойчивы и устойчивы к действию многих химических реагентов. Различают два класса подобных рецепторов и насчитывают их до 130-150 штук на одну клетку стафилококка [2].

Высказывались мнения, что процессу адсорбции стафилококка способствует накопление легко усвояемых углеводов (глюкозы, сахарозы) в тканях. При подавлении процессов гликолиза, например путем внутривенного введения монойодуксусной кислоты, показано явное снижение интенсивности стафилококкового воспалительного процесса.

Прикрепившиеся (адсорбированные) микроорганизмы в процессе своей жизнедеятельности начинают продуцировать целый комплекс экзо- и энтеротоксинов. Именно токсины обусловливают клинические проявления болезни. В настоящее время установлено более 30 различных продуктов стафилококка, обладающих свойствами токсинов и нарушающих нормальные физиологические реакции в организме хозяина.

Подробно изучен ряд экзотоксинов (альфа; бета; гамма, е) - гемолизинов, лизирующих эритроциты, и ряд токсинов, лизирующих лейкоциты. Лизирующие токсины обладают довольно широким спектром действия, и их предлагают вообще называть цитолизинами. Лизирующее действие многих из них основано на способности вызывать гидролиз компонентов мембраны клеток. Например, b-гемолизин вызывает гидролиз сфингомиелина мембраны до фосфорилхолина и N-ацеталсфинголина, в результате чего мембрана разрушается, лизируется [3]. Эффект зависит от присутствия ионов некоторых металлов (Mg2+, например). При увеличении в среде ионов Са2+ эффект лизиса отменяется, так как кальций связывается со сфингомиелином и стабилизирует мембраны.

У стафилококков выявлено несколько типов эксфолиативного токсина который не лизирует клетки, но тем не менее вызывает в них специфические нарушения. Цитолизины и эксфолиативные токсины играют важную роль развития воспалительных реакций при стафилококкозе у собак. Они же могут участвовать в инициации процессов образования гнойных масс путем усиленна лизиса лейкоцитов в зоне воспаления.

К настоящему времени идентифицировано и шесть стафилококковых энтеротоксинов (А; В; С; D; Е; F), вызывающих преимущественно реакции типа пищевых отравлений (диарея, рвота), которые имеют проявления в основном у подсосных щенков в первые дни жизни и значительно реже у взрослых животных.

Энтеротоксины стафилококков имеют много общих свойств в строения и молекулярной массе (26-34 кД). Это белковые молекулы, токсичность которых, как предполагают, определяет дисульфидная петля, находящаяся в центре молекулы токсина и образованная между двумя остатками цистеина [4]. Точный молекулярный механизм действия токсинов не установлен до настоящего времени, но у них обнаружена мощная NAD-гликогидролазная активность - т.е. способность осуществлять ферментативный гидролиз NAD до никотинамида (NA+) и АДФ рибозы. В результате может подавляться активность АТФ-связывающих белков и они перестают участвовать в регуляции аденилатциклазной системы. Эта патология влечет за собой изменение внутриклеточного соотношения циклических нуклеотидов цАМФ/цГМФ (циклического денозинмонофосфата/циклического гуанозинмонофосфата). Нарушение содержания этих клеточных регуляторов в клетках кишечного эпителия приводит к изменению функций K-Na насоса энтероцитов. Водные массы в этом случае не всасываются, а наоборот, секретируются из организма в просвет кишечника, что, в свою очередь, приводит к диарее и обезвоживанию.

Таким образом, в результате жизнедеятельности прикрепившихся клеткам хозяина стафилококков вырабатывается целый ряд токсинов, которые лизируют клетки хозяина или нарушают их нормальную жизнедеятельность, приводя к гибели. В итоге развиваются воспалительные реакции, приводящие к клиническим симптомам дерматитов, отитов, вагинитов, пищевых отравлений (рвота, диарея) и тд.
2.3. Взаимодействие с системой иммунитета.

При стафилококкозе развивается как клеточный, так и гуморальный (за счет антител) иммунный ответ, направленный против токсинов и непосредственно против компонентов (антигенов) клетки возбудителя. Однако стафилококк способен активно подавлять развитие ответных иммунологических реакций.

Возбудитель имеет, кроме перечисленных в предыдущем разделе токсинов целый набор клеточных компонентов, помогающих ему противостоять атаке систем иммунитета. Например, образующаяся капсула предохраняет микроб от неблагоприятного воздействия некоторых бактерицидных веществ организма (перекисей, продуктов их распада, а также гидролитических ферментов).

Клеточная стенка многих стафилококков содержит интересный белок А. Этот белок обладает способностью адсорбировать на себя антитела (IgG). Причем не через Fab фрагмент, как это обычно бывает, а наоборот, через противоположный конец - Fc фрагмент. В результате стафилококк может быть весь покрыт антителами, присоединенными "наоборот". Эффекта опсонизации, облегчающей процесс захвата возбудителя фагоцитами, в этом случае не происходит. Кроме того, антитела хозяина как бы маскируют возбудителя от клеток иммунной системы.

Многие антигены клеточной стенки стафилококка и его токсины выступают как активные иммуномодуляторы и интерфероногены (особенно пептидогликан и энтеротоксины). Накапливаясь в большом количестве, они вызывают перераздражение иммунной системы, с последующим подавлением ее функциональной активности. Установлено, что носители стафилококка значительно слабее отвечают на антигены других бактерий при вакцинации. То есть иммунологическая реактивность их снижена.

Основную роль в освобождении организма от стафилококковой инфекция отводят клеточным факторам иммунитета (фагоцитам и Т-эффекторам), а также механизмам выработки секреторного иммуноглобулина класса А.

Секреторные иммуноглобулины, связываясь с факторами адгезии возбудителя, нарушают их конформационную структуру. В результате стафилококк не может прикрепиться к клетке-мишени и дальнейшие патологические реакции не развиваются. Антитела блокируют и действие токсинов.

Сенсибилизированные (т.е. специфически ориентированные) Т-эффекторы и фагоциты развивают реакции гиперчувствительности замедленного типа, которые при стафилококкозе играют важную роль в подавлении жизнедеятельности возбудителя. Значительное количество возбудителя погибает при неспецифичсском фагоцитозе.

Немаловажным фактором местного иммунитета при стафилококкозе считают и лизоцим.

Лизоцим - фермент (кислая протеаза), вырабатываемый различными клетками организма, прежде всего фагоцитами. Мишенью действия лизоцима являются пептидогликановыс структуры стафилококка. Лизоцим катализирует гидролиз 1,4-гликозидных связей полисахаридного остова муреинов с образованием муропептидов, т.е. дисахаридов N-ацетилглюкозамина и М-ацетилмурамовой кислоты, к которым прикреплены боковые пептидные цепи. То есть, при воздействии на стафилококк лизоцима пептидогликановый остов разрушается, клеточная стенка исчезает и остается протопласт, окруженный лишь одной цитоплазматической мембраной. Такой микроорганизм обладает очень слабой жизнеспособностью.

Таким образом, патогенный стафилококк адсорбируется на клетках и в процессе своего метаболизма продуцирует различные токсины, вызывающие воспалительные реакции в организме. В ответ на это система иммунитета начинает синтезировать антитела к токсинам и антигенам клеточной стенки стафилококков. Сенсибилизированные лимфоциты и фагоциты развивают реакции, уничтожающие возбудителя.


3. КЛИНИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ

Одним из основных клинических симптомов стафилококкоза являются дерматиты, называемые обычно пиодермиями [5].

Ряд авторов считают, что у собак, по сравненю с другими млекопитающими, вообще снижены функции кожных барьеров, вследствие чего они особенно подвержены воздействию различных патогенов [6]. Кроме стафилококка, заболевания кожи у собак могут вызывать стрептококки, микобактерии, синегнойная палочка в ассоциации с протеем и другие микробы.

Пиодермию можно классифицировать в соответствии с клинической картиной и глубиной поражения дермы. Отдельные авторы в зависимости от этого предлагают различать поверхностную, неглубокую и глубокую пиодерму.

Для поверхностной пиодермы характерны поражения верхних слоев эпидермальной ткани и, как следствие, неглубокие эрозии, напластования грануляции, небольшие экссудативные процессы и периодический зуд. Пораженные области часто болезненны.

Различают две разновидности этой пиодермии. Одну из них - острый мокнущий дерматит - иногда называют влажной экземой или летней экземой, так как её проявлению способствует жаркая и влажная погода. Быстроразвивающиеся поражения кожи могут охватывать область паха, подгрудка, шею и хвост. Предрасполагающими факторами для этой формы могут служить аллергия (особенно к блохам), ожирение, а также плохая кожна вентиляция. Последнее особенно характерно для длинношерстных пород, а также в случае плохого ухода за шерстью. Нередко к подобному дерматиту приводят и небольшие травмы кожи.

Развитие другой разновидности, называемой в иностранной литературе "intertrigo", связано с определенными анатомическими особенностями некоторых пород собак. Наличие складок кожи затрудняет вентиляцию этих участков, способствует скапливанию слюны в углах губ или мочи в области паха и т.д. Все это облегчает стафилококковую колонизацию эпителиальных клеток и развитие воспалительного процесса.

При отсутствии лечения или неадекватном ответе иммунной системы воспалительный процесс может расширяться и захватывать более глубокие слои дермы.

При неглубокой пиодерме в патологический процесс вовлекаются все слои эпидермиса, а также поверхностные структуры волосяных фолликулов. Обычно эта форма ассоциируется с возникновением пустул. Различают также варианта этой пиодермии: импетиго, или пустулезный дерматит раннего возраста, и поверхностный фолликулит.

Первый вариант характеризуется появлением пустулезных высыпаний паховой или подмышечной областях у животных, не достигших половой зрелости. Этот дерматит может быть обнаружен даже случайно при уходе за собакой. Часто он сопровождается зудом. Считают, что предрасполагающими факторами к этому варианту болезни могут служить гормональные и иммунные нарушения, эндо- и эктопаразиты, неправильное кормление и неумелый уход.

При втором варианте (поверхностном фолликулите) в воспалительный процесс вовлекаются поверхностные структуры волосяного фоликула. Это приводит к выпадению волос и облысению участков кожи. Возникает сильный зуд, который сопровождается расчесами и травмами. Иногда образуются алопеции, эритемы и довольно часто гиперпигментация. Чаще всего поражаются нижняя часть живота, подмышечная и паховая области. Предрасполагающими факторами здесь могут быть гиперчувствительность к эктопаразитам, анатомические и иммунологические факторы, а также нарушение эндокринных процессов - гипотиреоидизм и гиперпродукция кортикостероидных гормонов.

Глубокая пиодермия характеризуется вовлечением в воспалительный процесс не только волосяных фоликулов и эпидермального слоя, но собственно дермы и подкожной клетчатки. Фолликулярные стенки обычно разрушаются и могут образовываться фурункулезные очаги.

Наиболее вероятной причиной возникновения такой пиодермии является демодекоз, течение которого почти всегда осложняет стафилококковая инфекция. Из других предрасполагающих факторов необходимо отметить недостаток выработки тиреоидного гормона или повышенный ypoвень адренокортикотропного гормона, а также выраженный иммуиоцефит. Длительное применение кортикостероидов тоже может служить причиной данного заболевания.

Глубокая пиодермия бывает как локализованной, так и генерализованной. Генерализованная форма глубокой пиодермии пожалуй самое тяжелопротекающее заболевание кожи, сопровождающееся фурункулезом, изъязвлением, увеличением региональных лимфоузлов и обильным экссудативным процессом. При сильно выраженном течении возможен также подъем температуры тела. Анализ крови в этот период часто свидетельствует о нейтрофилии и лимфопении. Отмечается снижение альбуминов и повышение уровня гамма-глобулинов.

Из локально протекающих глубоких пиодермий наиболее часто встречаются лицевой и подбородочный фолликулит и фурункулез, межпальцевый фолликулит, анальный фурункулез и назальная пиодермия, поражающая спинку носа у собак.

Другим очень важным клиническим признаком стафилококкоза является поражение слизистых оболочек половых органов. У сук отмечают развитие вагинитов, сопровождаемых гнойными (реже катаральными) выделениями. При отсутствии лечения может быть поражена и матка (эндометриты и пиометра). У кобелей развиваются поститы, сопровождающиеся гнойными выделениями из препуция. При хроническом течении могут активироваться пролиферативные процессы, приводящие к патологическому разрастанию эпителиальных тканей препуция. При микроскопии в экссудате обнаруживают слущенные клетки эпителия, фагоциты, лимфоциты (и обломки этих клеток), а также в значительном количестве микробные клетки стафилококков.

Третьим важным клиническим признаком стафилококкоза является развитие отитов. Их также можно различать по интенсивности поражений. В одних случаях они протекают скрытно, вызывая лишь небольшое беспокойство животных, которое выражается в частом встряхивании головой и усиленном расчесывании больного уха. При его пальпации можно услышать хлюпающие звуки скопившегося экссудата. При более интенсивном поражении в воспалительный процесс вовлекаются ткани наружного уха и эпителия ушной раковины. Воспаление обычно сопровождается отечностью, покраснением и болезненностью.

В отдельных случаях течение болезни может осложняться конъюнктивитами и воспалительными процессами в некоторых железах.

У щенков в первые дни жизни болезнь протекает по типу пищевых отравлений. Заболевание начинается внезапно на 2-7-й день жизни. Отмечают диарею и быстрое обезвоживание, приводящее к летальному исходу. У взрослых животных хронические диареи стафилококкового происхождения встречаются редко.


4. ДИАГНОЗ

Диагноз заболевания ставится на основании клинических симптомов, а также данных лабораторного анализа. Клинические симптомы описаны выше. В качестве патматериала для лабораторного анализа на стафилококкоз рекомендуется брать выделения из влагалища или препуция.

Готовят ватные тампоны на палочке, которые помещают в пробирку, содержащую 4-5мл мясопептонного бульона рН-7,4 (тампон бульона не касается). Пробирку закрывают ватно-марлевой пробкой, фиксированной на той же палочке (рис. 8), и стерилизуют 45 минут при давлении 0.8 атм. в автоклаве.

При взятии пробы пробирку быстро открывают и ватным тампоном, стараясь не касаться наружных покровов, делают мазок из влагалища или препуция. Затем пробирку закрывают, тампон смачивают в бульоне, после чего помещают пробирку в термостат при t 35-37С. Через сутки можно готовить мазок из бульонной культуры и проводить высевы на дифференцирующие среды (кровяной агар, в плазму крови и др.). При необходимости чистую бульонную культуру можно подтитровать на чувствительность к антибиотикам.

Не рекомендуется брать в качестве патматериала кровь животного, так как активная стафилококковая персистенция в крови фактически наблюдается лишь при сепсисе. Даже при генерализованном процессе, когда стафилококк явно присутствует в крови, выделить его по данным медицинских источников удается лишь в 8-10% случаев. "Успехи" в выделении стафилококка из крови некоторыми ветеринарными работниками, по нашим данным, связаны обычно с артефактами, нестерильным взятием крови или контаминацией посевов. Малоинформативными также являются высевы из слухового прохода и экссудата кожных язв и эрозий. Они часто бывают контаминированы посторонней микрофлорой и требуют большой дальнейшей работы по изоляции чистой культуры возбудителя.

Для постановки диагноза выделенный штамм стафилококка должен обладать коагулазопозитивными свойствами (т.е. коагулировать плазму крови при культивировании) или гемолитичсскими свойствами (т.е. образовывать зону гемолиза при культивировании на кровяном агаре). При отсутствии таковых свойств у выделенного микроорганизма диагноз на стафилококкоз следует признать сомнительным.


5.ЛЕЧЕНИЕ

Для лечения стафилококкоза наиболее рационально использовать комплексный подход, включающий местную и общую терапию. Вместе с тем, применяемые методы и средства местной и общей терапии, должны рационально дополнять друг друга, не оставляя возбудителю биологических ниш для выживания.

5.1. Этиотропная (антимикробная) терапия.

5.1.1. Специфическая иммунотерапия.

Специфическая иммунотерапия является наиболее эффективным методом лечения этой болезни. Её можно разделить на активную и пассивную.

Активная иммунотерапия подразумевает использование различных стафилококковых анатоксинов и антигенов. В результате активируются реакции иммунной защиты в организме. Специально для лечения стафилококкозов у собак предложен препарат АСП (анатоксин стафилококковый поливалентный).

Медицинская промышленность выпускает стафилококковый антифагин и стафилококковый анатоксин. Однако, антигенный набор в этих препаратах не всегда соответствует тем компонентам, которые участвуют в патогенезе стафилококкоза у собак. Это и определяет их низкую терапевтическую зффективность у этих животных.

При пассивной иммунотерапии используют антистафилококковые гипериммунные сыворотки и препараты иммуноглобулинов. Однако эти лекарственные средства лучше применять на ранних этапах болезни и при незначительных поражениях.

5.1.2. Неспецифическая иммунотерапия.

Так как при стафилококкозе реакции иммунитета подавлены, хорошие результаты даёт применение любых иммуностимуляторов. Однако более предпочтительна стимуляция клеточного звена иммунитета (Т-клетки и фагоциты).

5.1.3. Антибиотикотерапия.

Традиционно курсы антибиотикотерапии являются при стафилококкозе наиболее популярными. Учитывая быстрое "привыкание" возбудителя к антибиотикам, применять следует только подтитрованные препараты, то есть такие, к которым установлена чувствительность стафилококка в каждом конкретном случае. Но и здесь эффективность традиционных антибиотиков, нашим данным, невелика. Наиболее перспективной группой антибиотиков стафилококкозе можно считать пока антибиотики группы хинолонов (байтрил, цифлокс, энроксил ).

Эффективность действия антибиотиков существенно повышается, если они используются комплексно (одновременно 2-3 антибиотика). Для их подбора должны быть использованы три критерия:

* чувствительность возбудителя;
* взаимоусиливающее действие препаратов;
* различный механизм действия.

5.1.4. Бактериофаг.

Медицинская промышленность выпускает препарат стафилококового бактериофага. Бактериофаг - живая (вирусоподобная) структура, "заражает" клетки патогенного стафилококка и вызывает его гибель. Препарат может использоваться и для лечения стафилококкозов у собак.

В целом элиминация (удаление) возбудителя из организма не должна являться самоцелью. Если предрасполагающий фактор не ликвидирован и сопротивляемость организма остается сниженной, то через небольшой по времени период заболевание возникнет снова, поскольку стафилококк настолько распространен в природе, что собаки контактируют с этим микроорганизмом практически ежедневно. Данную ситуацию могут исправить только иммунотерапевтические методы, которые повышают специфическую сопротивляемость к стафилококку.

5.2. Патогенетическая и симптоматическая терапия.

Местная санация - этап терапии, направленный на уменьшение количества возбудителя в патологическом очаге. Для местной обработки с успехом применяют:

* ферментативные препараты лизоцима, хемотрипсина и др. Растворами орошают язвы, эрозии, а также промывают влагалище и полость препуция;
* антибиотики;
* подсушивающие и прижигающие препараты - 2% раствор протаргола, раствор алюмокалиевых квасцов, танин или дерматол;
* другие препараты и методы, позволяющие уменьшить количество возбудителя в очаге (сорбенты, дезинфицирующие препараты и т.д.). Довольно эффективными антистафилококковыми препаратами считаются трибаск (5-трибромсалициланилид) и хлорофиллипт.

Вместе с тем методы местной санации при стафилококкозе имеют весьма второстепенное (вспомогательное) значение.

=> При лечении дерматитов применяются все указанные выше способы. При сильном зуде используют новокаиновые апликации или промывания раствором димексида. Если зуд обусловлен аллергическими проявлениями, назначают антигистаминные препараты.

=> При лечении отитов могут быть использованы все методы, известные для терапии этой патологии. Хорошие результаты получают при вдувании в слуховой проход смеси порошков новокаина и дерматола. Неплохой эффект в острых случаях могут давать новокаиновые блокады в комплексе с местной антибиотикотерапией.

=> При лечении поститов и вагинитов значительное внимание уделяют промыванию влагалища или препуция антимикробными препаратами. В отдельных случаях, например при патологических разрастаниях тканей используют прижигающие препараты протаргола, ляписа и др.

=> При лечении стафилококковых энтеритов внутрь назначают хлорофиллипт, антибиотики и другие антимикробные вещества. Очень хорошие результаты даёт применение пробиотиков (бифидумбактерин, лактобактерин).

=> Для стабилизации клеточных мембран (см.патогенез) рекомендуются препараты кальция (хлористый кальций и глюконат кальция). Кроме того, кальций оказывает положительный эффект на течение иммунологических реакций и снижает аллергизацию организма. Положительный эффект дает применение витаминов, особенно А и Е, а также группы В и аскорбиновой кислоты.

=> Для нейтрализации предрасполагающих факторов рекомендуется:

а) для снижения уровня сахара в крови можно применять антидиабетические препараты (инсулин и др.);

б) при нарушении функции щитовидной железы - тиреоидин, тиреотропин;

в) для снижения уровня кортикостероидных гормонов в некоторых случаях эффективно увеличение в организме ионов Na или применение ингибитора функции коры надпочечников - хлодитана;

г) при аллергиях можно снижать токсическое воздействие на организм медиаторов воспаления за счет антигистаминных препаратов (супрастин, димедрол, тавегил и др.), а также стараться ликвидировать их причину (экзо- и эндопаразитов и бытовые аллергены);

д) контролировать функцию печени. При нарушении её деятельности рекомендуют протекторы и стимуляторы (карсил, сирепар, достим и др.).

5.3. Противопоказания.

1. Нельзя одновременно вводить анатоксин и антисыворотки.
2. Применение кортикостеровдов должно быть очень осторожным. Оно возможно только при явных гиперергических воспалительных реакциях, когда микробный фактор не сильно выражен (и лучше с мощной антимикробной терапией). Многие вообще считают применение кортикостеровдов при стафилококкозе противопоказанным.

 

6. ПРОФИЛАКТИКА

Наиболее эффективным методом профилактики этого заболевания является иммунизация. Для этих целей с успехом используется препарат АСП. Для профилактики стафилококкоза у новорожденных щенков следует вакцинировать АСП сук на 20-й и 40-й день щенности.

Мероприятиями, направленными на профилактику этого заболевания, можно считать:

1. ликвидацию факторов, предрасполагающих к этому заболеванию (см 2. 1.)
2. соблюдение правил гигаены, содержания и кормления животных
3. пресечение контактов (особенно половых) с источником инфекции (т.е. больным животным, носителем вирулентных штаммов стафилококка)

 

ЛЕПТОСПИРОЗ

Лептоспироз - острое заболевание млекопитающих. Лептоспирозом тяжело болеет и человек. У собак это заболевание описано еще в 1850 году и имело много названий: тиф собак, инфекционная желтуха, штутгартская болезнь, болезнь Вейля, геморрагический энтерит и др. Эта инфекционная болезнь наблюдается во всех странах Европы и Америки. С 1931 года лептоспироз собак зарегистрирован и в СССР.

1. ВОЗБУДИТЕЛЬ БОЛЕЗНИ

Возбудитель данной болезни относится к роду лептоспир (от греч. Leptos - мелкий, Spiros -завиток) и представляет собой нитевидный микроорганизм (6-20 мкм в длину и 0,1-0,5 мкм в поперечнике), свернутый в спираль. Количество завитков в такой спирали от 10 до 40. Микроорганизм подвижен и постоянно совершает вращательные и поступательные движения.

Согласно систематике Берги возбудитель относится к роду Leptospira, принадлежащего к самостоятельному семейству Leptospiraceae, в порядке Spirachetales. Род Leptospira объединяет два вида: паразитический Interrogans в сапрофитический Biflexa. Каждый вид делится на сероварианты (серовары), которые и являются основной таксономической единицей у лептоспир. Такое деление базируется на их культуральных, серологических и биохимических свойствах.

Считается, что основными возбудителями лептоспироза у собак являются серовары L canicola и L.icterohaemorragiae. Имеются сообщения и о возможности паразитирования у собак других сероваров - L.pomona, например.

Клетка лептоспиры состоит из спирально изогнутого протоплазматического цилиндра, покрытого цитоплазматичсской мембраной, содержащей большое количество гликопептидов. Тело клетки дополнительно заключено в наружную мембрану. Протоплазматический цилиндр как бы спирально накручен на "осевую нить", представляющую собой образование из двух жгутиков, пересекающих тело микроорганизма от одного конца до другого. Благодаря его сокращениям лептоспиры обладают подвижностью.

Факторы патогенности и антигенная структура лептоспир изучены пока в недостаточной степени. Известно, что в глубинных структурах микробных клеток имеется гемолитический антиген, который освобождается при разрушении клеток. В структурах мембран расположены эндотоксиноподобные антигены, имеющие определенное функциональное и структурное сходство с эндотоксинами грамотрицательных бактерий. Однако корреляции между вирулентностью штаммов лептоспир и наличием в них эндотоксина не установлено.

Наиболее важными для развития патогенетических реакций являются экзотоксиноподобные вещества (возможно с ферментативной активностью - гемолизин, фибринолизин, плазмокоагулаза, липаза и др.), секрстируемые микробной клеткой лептоспир. Имеются данные, что одни только эти экзоцеллюлярные вещества способны в отсутствие живых лептоспир вызывать такие же повреждения эндотелиальных клеток сосудов и других органов, как и при классическом лептоспирозе. При этом развиваются типичные лептоспирозные геморрагии и некробиотичсские процессы.

Лептоспироз относят к природноочаговым инфекциям, где возбудитель способен поддерживать свое существование в природных условиях. Лептоспиры являются микроаэрофилами и способны длительно выживать в природных водоемах, особенно там, где вода и почвы имеют нейтральную или слабощелочную реакцию. Кислотные условия губительны для них. Поэтому кислотные дезинфектанты и наиболее эффективны: 0,5%-ный раствор фенола или 0,1%-ный раствор НСl инактивирует их в течение 20 минут. Неустойчивы они также к прямому солнечному свету. При нагревании до 56-58°С лептоспиры погибают в течение 30 минут, а при кипячении - моментально. При низких температурах сохраняются довольно долго, в моче несколько дней.


2. ПАТОГЕНЕЗ

2.1. Особенности и предрасположенность.

Патогенез при лептоспирозе пока еще мало изучен. Сведения о нем литературе носят фрагментарный и нередко противоречивый характер. Считается, что лептоспирозом болеют собаки всех пород. Отдельные авторы считают, что более восприимчивы собаки в возрасте старше 2 лет. У них болезнь протекает острее и чаще в геморрагической форме. Однако при эпизоотиях больше заболевают щенки и молодые собаки.

2.2. Динамика патогенеза.

Вероятнее всего, лептоспиры проникают в организм через пищеварительный тракт, а также через поврежденные и неповрежденные наружные покровы (кожу и слизистые оболочки). (Дискуссию вокруг вопроса о проникновении возбудителя через неповрежденную кожу не следует считать актуальной, поскольку любые участки кожи всегда имеют какие микроповреждения).

У собак основным местом проникновения лептоспир в организм считается пищеварительный тракт. Заражение обычно происходит при заглатывании инфицированной пищи или воды. Другие пути проникновения возбуди второстепенны. В то же время, как установлено при экспериментальных заражениях, развитие клинической картины никак не зависит от того, являлось "воротами инфекции" - кожа или пищеварительный тракт.

Так или иначе, лептоспиры, видимо благодаря своей форме, подвижное и секретируемым токсинам, способны легко проникать через наружные покровы в кровоток и внутренние органы, где происходит их быстрое размножение.

Анализируя литературу, посвященную лептоспирозу, можно выделить две основные стадии в развитии болезни. Первая стадия (бактериемическая) - характеризуется активным размножением возбудителя в крови и паренхиматозных органах. Во время второй стадии (токсической) лептоспиры можно выделить, в основном только из почек и печени. Патологический же аспект этой стадии связан с распадом лептоспир и освобождением токсинов, а также с дисфункцией пораженных органов (печени и почек).

Установлено, что в результате размножения лептоспир в крови и выделения ими экзотоксинов (первая стадия) резко усиливается проницаемость кровеносных сосудов. К сожалению, молекулярные механизмы этой патологии пока не изучены.

Известно только, что этот процесс характеризуется разбуханием эндотелия, что сопровождается расширением эндоплазматичсского ретикулума и сморщиванием митохондрий. В результате размыкаются эндотелиальные соединения и в этих местах образуются расхождения клеток, что резко усиливает сосудистую проницаемость. Во многом этому способствуют и некробиотические процессы, происходящие в этот момент [5].

Лептоспиры и их токсины проникают в различные паренхиматозные органы, но, безусловно, имеют тропизм к тканям печени и почек, что приводит в конечном итоге к возникновению гепаторенального синдрома.

В печени (по данным электронной микроскопии) лептоспиры окружают гепатоциты, располагаясь в пространствах Диссе. По-видимому, сюда они проникают через разрушенный эндотелий синусоидов. Причем лептоспиры локализуются не только на поверхности гепатоцита, но и в его цитоплазме. Если происходит дальнейшее накопление возбудителя, то во второй (токсической) стадии это приводит к дискомплексации печеночных балок с разъединением гепатоцитов и дезорганизацией синусоидов. В конечном итоге, весь этот процесс может приводить к нарушению метаболизма билирубина (прямое поступление желчных пигментов в кровь) и он в больших количествах проникает в ткани, окрашивая их в желтый цвет.

В почках наиболее ранним изменением считают интерстициальный отек. В дальнейшем отмечают характерные повреждения эпителия и некробиотические повреждения в притубулярных капиллярах, что приводит к нарушению их проницаемости с образованием отверстий, в которые легко проходят эритроциты и белок. Поэтому одним из характерных признаков лсптоспироза является большое количество белка и эритроцитов в моче. В почечной ткани лептоспиры обнаруживаются в просвете проксимальных канальцев, между эпителиальными клетками, между клетками эндотелия и даже в цитоплазме эпителиоцитов.

По мере разрушения факторами иммунитета клеток лептоспир и нарастания токсикоза за счет освобождения глубинных гемолитических токсинов и эндотоксинов (вторая стадия) могут развиваться явления почечной и печеночной недостаточности со всеми соответствующими симптомами этой патологии, а также генерализованного капилляротоксикоза. При этом стенки капилляров становятся хрупкими, ломкими. В тяжелых случаях наблюдают разволокнение сосудистой стенки и некроз. В результате происходят многочисленные кровоизлияния в различные органы и некробиотические процессы в них. Характер сосудистых нарушений в основном и определяет симптоматику болезни.

Следует отметить, что патогенез геморрагий многие исследователи связывают и с другими причинами:

* закупоркой капилляров, вызванной комплексами антиген-антитело;
* нарушением свертываемости крови (диссеминированный синдром свертывания крови в микроциркуляторном русле). Это может быть связано как с фибринолизинами, секретируемыми лептоспирами, так и с нарушением выработки печенью протромбина и фибриногена.

По-видимому, в патогенезе возникновения геморрагий участвует весь комплекс перечисленных выше факторов. Геморрагические повреждения увеличивают количество билирубина в крови. Тем не менее, большинство исследователей считает, что накопление этого вещества в тканях и развитие желтухи больше связано с печеночной дисфункцией, нежели с лизисом эритроцитов.

Таким образом, размножаясь в крови и паренхиматозных органах и выделяя активные токсины, лептоспиры повреждают эпителиальные и эндотелиальные клетки органов и, прежде всего, кровеносных сосудов, вплоть до омертвения (некроза). В результате возникают многочисленные кровоизлияния в органы и ткани. Наиболее активно возбудитель поражает печень и почки, что приводит к развитию желтухи и нефрозу. В результате нефроза в моче появляется большое количество белка и элементов красной и белой крови.

В целом, патологическое действие на организм хозяина оказывают как сами лептоспиры, так и их токсины, которые секретируются ими при жизни или выделяются при лизисе их клеток.

2.3. Взаимодействие с системой иммунитета.

Взаимодействие клеток иммунной системы с возбудителем лептоспироза изучено, как и патогенез, довольно слабо. Недостаточно определена роль фагоцитарного звена иммунитета.

Известно, правда, что в фагоцитах лептоспиры порой могут располагаться как в фагосоме, так и вне фагосомы, т.е. находиться свободно в цитоплазме клетки. Данный факт свидетельствует об их способности либо проникать в фагоцит без акта фагоцитоза, сопровождающегося образованием фагосомы, либо каким-то образом из фагосомы выскальзывать. Это, конечно же, нарушает механизмы их внутрифагоцитарного киллинга. Такое заключение выглядит тем более правдоподобно, если учесть известные способности лептоспир легко проникать через кожные и эндотелиальные барьеры, что сопровождается нарушением проницаемости клеточных мембран.

И то же время известно, что иммунитет при лептоспирозе прямо коррелирует с титром специфических для данного сероварианта антител.

Антитела начинают выявляться через 5-7 дней после заражения, а динамика накопления коррелирует с динамикой выздоровления.

Установлено, что эффективны в протсктивном (защитном) отношении только антитела, специфичные к антигенам данного сероварианта, локализованные на поверхности микробной клетки. Антитела к общеродовыы антигенам (предполагают, что они расположены в глубинных клеточных структурах) не оказывают заметного влияния на протективный эффект. Под действием специфических для данного сероварианта антител лептоспиры теряют подвижность и в дальнейшем погибают. Видимо, к этому приводит стерическвя блокада антителами поверхностных компонентов (антигенов) лсптоспнр. В то же время, способность лептоспир проникать в цитоплазму клеток (гепатоцитов, нефроцитов и др. клеток) может предохранять их от действия антител, находящихся в сыворотке крови, и тем обеспечивать процесс лептоспироносительства.

Антитела (и даже нативные гипериммунные сыворотки) к другим серовариантам лептоспир имеют крайне низкую протективную активность.

Таким образом, защита при лептоспирозе базируется преимущественно на процессах антитслообразования, и именно титр антител определяет степень невосприимчивости (напряженности иммунитета) при лептоспирозе.


3. КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ

Считается, что лептоспироз у собак протекает в двух формах - желтушной и геморрагической. При этом отмечают, что желтушной формой чаще болеют молодые собаки и вызывается она обычно серовариантом L.icterohaemorrhagiae, геморрагической - собаки более старшего возраста и вызывается она L.canicola. Вместе с тем обе формы не имеют резкого разграничения и симптомы, присущие как той так и другой, могут встречаться вместе. А в последние годы все чаще приходится встречаться с лептоспирозом собак, который протекает в скрытой форме, со слабо выраженными клиническими признаками. В конечном же итоге, все визуальные проявления клинических признаков связаны с процессом патогенеза: если больше выражены деструктивные изменения кровеносных сосудов - наблюдают геморрагические симптомы (кровоизлияния и т.д.), а поражения печени - признаки желтухи.

Для лечащего врача гораздо важнее представлять стадийность развития патологического процесса (см. п. 2.2). На начальной стадии болезни основным патогенетическим процессом является проникновение возбудителя в организм и его быстрое размножение (лептоспиремия). При этом у животного отмечается депрессия, отказ от корма и развиваются признаки септической лихорадки, сопровождаемой подъемом температуры тела (39,5-41,5°С). Через 2-6 дней начинают нарастать признаки токсикоза (токсическая стадия болезни) и температура может упасть до нормы, а иногда и ниже. Появляются одышка и выраженная депрессия. Со стороны желудочно-кишечного тракта отмечаются нарушения в виде частой рвоты (иногда с кровью) и диареи (поноса), периодически чередующейся с запорами. Описаны случаи кишечной инвагинации. В фекальных массах нередко обнаруживают сгустки крови. Часто кровь появляется и в моче. В моче же почти всегда отмечается высокое содержание белка.

На слизистых оболочках ротовой полости, носа и др. появляются сначала гиперемические участки, которые затем превращаются в геморрагические зоны. Впоследствии на слизистых могут появляться и некротические очажки. В редких случаях аналогичные процессы могут происходить и на коже.

При геморрагических проявлениях на мозговых оболочках у собак мо наблюдаться нервные расстройства. Желтушная окраска слизистых, появляющаяся на второй стадии развития болезни, связана преимущественно с нарушением утилизации билирубина печенью. Считается, что классическая желтушная форма болезни протекает легче, чем геморрагическая, и имеет более длительное течение. Видимо, нарушение целостности кровеносных сосудов имеет для организма более трагические последствия, чем дисфункции печени.

При хроническом развитии и нарастании токсикоза болезнь может протекать и в ремитирующем варианте (т.е. волнообразно - резкое ухудшение после кажущегося выздоровления). Наступает истощение (часто связанное с обезвоживанием), появляются мышечная дрожь, западание глаз. Отмечаются нарушения со стороны респираторного тракта - слышны бронхиальные хрипы, что может быть связано с развивающейся сердечной недостаточностью. При нарастании токсикоза животное впадает в состояние комы или у него наступают клонические судороги, после чего оно погибает.

В случае выздоровления у собак нередко развиваются конъюнктивит и кератит. Выздоровевшие животные долгое время (до 700 дней) остаются лептоспироносителями и нередко страдают хроническими гепатитами и нефритами. В целом острота и длительность течения болезни (и как следствие - исход этой болезни) в каждом конкретном случае зависят от вирулентности штамма возбудителя, от величены заражающей дозы и от состояния иммунной системы хозяина. Болезнь может развиваться в течение 2-3 дней и приводить к гибели, может тянуться до 20-30 дней, а часто может протекать и совсем бессимптомно или иметь очень стертые симптомы в виде небольшой желтушности слизистых оболочек и кратковременных желудочно-кишечных расстройств или периодического подъема температуры тела.

4. ДИАГНОЗ

Прижизненный диагноз на лептоспироз можно поставить на основании клинических симптомов и серологических методов. Эпизоотические данные у собак можно учитывать лишь при выраженной эпизоотии и при скученном содержании животных (например, в питомниках). Выделение чистой культуры лептоспир также возможно, хотя метод очень длителен и трудоемок. Этот метод чаще используют для посмертного подтверждения диагноза.

Наиболее достоверными и быстрыми являются серологические методы. Для серологической диагностики лептоспироза у животных предложен метод микроагглютинации. Неплохие результаты получены от использования реакций пассивной гемагглютинации (РПГА) и иммуноферментного анализа (ИФА). Тем не менее, проблемы здесь возникают те же, что и с болезнями, описанными выше. Лептоспироз - быстропротекающая болезнь, а наличие противолептоспироэиых антител можно уловить только через 3-5 дней после появления клинических признаков. Кроме этого, собаки часто получают иммунизирующую дозу лептоспирозного антигена в составе различных ассоциированных вакцин. В результате в крови животных присутствуют противолептоспирозные антитела, ориентируясь на которые можно поставить ошибочный диагноз.

5. ЛЕЧЕНИЕ

Радикальных методов лечения лептоспироза не разработано. Ориентируясь на динамику патогенеза, на ранних этапах болезни основное внимание следует уделять инактивации возбудителя и предотвращению его размножения в организме. В более поздние периоды, когда значительная часть возбудителя уже погибает, основной акцент в лечении следует перемещать на дезинтоксицируюшие мероприятия, поддержание функций печени, почек других внутренних органов. Поэтому при лечении можно определить несколько подходов, учитывающих стадийность заболевания.

5.1. Этиотропная терапия.

5.1.1. Иммунотерапия.

Иммунотерапия сводится к применению гипериммунных лептоспирозных сывороток. Они дают очень неплохой эффект, особенно на ранних этапах болезни. Главное, чтобы серовариант применяемой сыворотки совпадал c серовариантом лептоспир, которые выступают в качестве возбудителя.

Очень хороший результат дают сыворотки реконвалесцентов (переболевших собак).

При лечении лептоспироза определенный эффект можно получить и применения иммуностимуляторов, особенно воздействующих на В-систему иммунитета.

5.1.2. Антибиотикотерапия.

Так как лептоспиры относятся к клеточным микроорганизмам, лечения этой болезни широко апробированы антибиотики. Различные утверждают, что лептоспиры могут быть чувствительны к
а) пенициллину
б) стрептомицину
в) левомицетину
г) тетрациклину
д) ауреомицину и террамицину
е) полимиксину и неомицину

В то же время другие авторы скептически относятся к применению антибиотиков [2, 3]. На современном этапе в связи с привыканием микроорганизмов к основным группам антибиотиков их терапевтический эффект существенно снизился. Некоторый положительный результат получают от сочетанного применения нескольких антибиотиков, особенно если в их состав входят антибиотики тетрациклинового ряда. Однако тетрациклины опасно применять при обширных геморрагиях, так как они усиливают проницаемость кровеносных сосудов.

Есть сведения о положительном использовании при лептоспирозе но антибиотиков цефалоспоринового (кефзол, клафоран) и хинолонового (ципрофлоксацин, ципролет) ряда.

5.2. Патогенетическая терапия.

Данная терапия направлена на предупреждение патогенетических механизмов. При выраженных геморрагиях рекомендуют вводить препараты, улучшающие свертываемость крови: препараты кальция (хлористый кальций или глюконат кальция), викасол, рутин, аминокапроновую кислоту.

Для предотвращения интоксикации организма показаны внутри введения солевых растворов с повышенным содержанием ионов калия (так как обычно при лептоспирозе развивается гипокалиемия). Рекомендуется также внутривенное введение гемодеза с добавлением глюкозы или полиглюкина.

Наиболее важной проблемой патогенетической терапии является купирование почечной недостаточности. В начальной стадии показаны осмотические диуретики - 20%-ный раствор маннитола, 4%-ный раствор гидрокарбоната натрия или 20%-ный раствор глюкозы с инсулином. При усилении процесса вводят лазикс и анаболитические гормоны (тестостерон-пропионат и др.).

Для нормализации функции печени вводят сирепар, витагепат, липоевую кислоту, витамины группы В (B1, В2, B6 и В12), фолиевую, аскорбиновую и глутаминовую кислоту. При выраженной печеночной недостаточности возможно применение кортикостероидных препаратов (дексаметазон, преднизолон).

5.3. Симптоматическая терапия.

При развитии сердечно-сосудистой недостаточности рекомендуют кокарбоксилазу и кардиотонические препараты. При выраженной рвоте назначают противорвотные препараты и внутривенные введения гемодеза.


6.ПРОФИЛАКТИКА

Для специфической профилактики лептоспироза у собак разработан ряд вакцин из штаммов L.canicola и L.icterohaemorragiae. Как правило, эти штаммы применяют в составе ассоциированных вакцин.

Для пассивной иммунизации используют гипериммунные сыворотки, которые способны предохранять животных от заражения приблизительно в течение двух недель.

 

БРУЦЕЛЛЕЗ

Бруцеллез - хроническая инфекционная болезнь всех млекопитающих, в том числе и человека. У собак болезнь протекает в виде периодических лихорадок (ремитирующего типа), а также патологий со стороны репродуктивных органов. Эта болезнь у собак крайне плохо изучена и часто проходит под другим диагнозом. Она представляет очень большую опасность для владельцев животного.

1. ВОЗБУДИТЕЛЬ БОЛЕЗНИ

Возбудителем бруцеллеза выступают мелкие бактерии рода Brucella, относящиеся к различным видам. Род Brucella представляет собой компактную, достаточно обособленную генетическую группу.

Род Brucella по систематике Берги относится к родам с неясным систематическим положением. Род включает шесть видов: Br.melitensis, Br.abortus. Br.suis. Br.ovis, Br. neotomae и Br. canis, которые различаются. в основном, по культуральным и биохимическим свойствам.

Возбудитель представляет собой короткую грамотрицательную палочку (или коккобациллу) размером 0,5-0.7х0,6-1.5 мкм. Микробная клетка неподвижна, спор и капсул не образует,

У собак в качестве возбудителя болезни могут выступать представители почти всех видов, однако для бруцелл вида canis собаки являются основными хозяевами. Поэтому преимущественным возбудителем бруцеллеза у собак считается Br. canis. Этот же вид может вызывать бруцеллез и у человека, с классической для этой болезни клиникой (лихорадка, артриты, головные боли и т.д.) [1]. Интересно, что бруцеллез у собак, вызываемый Br.canis. регистрируется даже в тех странах, где бруцеллеза других видов животных не встречается (Англия, Германия, Япония, Чехословакия) [2].

Строение бруцелл типично для большинства грамотрицательных бактерий. В полной мере это относится и к наиболее активной в иммунологическом отношении клеточной стенке [3].

Стенка микробной клетки состоит из трех основных для этих бактерий слой, цитоплазматической мембраны клетки, пептидогликанового слоя, создающего жесткий остов, и наружной мембраны.
Считается, что болезнь вызывает возбудитель, который существует в двух основных формах - гладкой S-форме и шероховатой R-форме. Они различаются между собой по строению клеток и характеру метаболизма. Главным же антигенным отличием является отсутствие у R-вариантов полисахаридной цепи S-эндотоксина, где антигенными детерминантами, определяющими бруцеллезную специфичность, являются структуры альфа-2-маннопиранозы.

Некоторые виды бруцелл (Br. mehtsnsis, Br. abortus, Br. Suis) изначально находятся в S-форме, но при различных неблагоприятных условиях или при паразитировании в нетипичном хозяине могут легко диссоциировать в R-форму. В соответствующих благоприятных условиях они снова реверсируют в S- форму. (Переход бруцелл из S-формы в R носит название диссоциации, а из R в S-реверсии).

Другие виды Br. ovis и Br. canis постоянно находятся в R-форме (хотя и имеются единичные сообщения об их переходе в S-форму). В случаях, когда возбудителем бруцеллеза у собак будут являться бруцеллы первых трех видов, они будут находиться в S-форме или в R- форме, так как собака для них нетипичный хозяин. Если возбудителем является Вr. canis, то возбудитель находится только в R-форме.

Внимание читателя на антигенных особенностях возбудителя, связанных с ассоциацией, акцентировано не случайно. В нашей стране диагностика бруцеллеза у собак проводится только с диагностикумом, выявляющими заражение классическими S-вариантами бруцелл. Практически все R-варианты возбудителя не определяются (хотя и разработано немало R-диагностикумов), а следовательно, и болезнь не диагностируется.

Бруцеллы относятся к микроорганизмам, которые мало устойчивы к неблагоприятным факторам внешней среды. Нагревание до 60°С убивает их за 30-40 минут, 80°С - за 5 минут, кипячение - моментально. Они неустойчивы к фенолу, спирту, формалину, хлорамину и другим дезинфицирующим веществам. Однако в фекалиях, моче и других органических материалах при низкой температуре могут сохраняться до трех-четырех месяцев. Прямой солнечный свет действует на них губительно.


2. ПАТОГЕНЕЗ

2.1. Особенности и предрасположенность.

К бруцеллезу восприимчивы все собаки, независимо от породы, пола и возраста. Отмечена более выраженная чувствительность у самок в период беременности.

2.2. Динамика патогенеза.

Возбудитель бруцеллеза может проникать в организм разными путями:

через респираторный тракт, через желудочно-кишечный тракт, при половом контакте и даже через неповрежденную кожу. Установлено, что бруцеллы продуцируют ферменты гиалуронидазу и нейраминидазу, которые разрушают мукополисахаридный остов эпителиальных клеток и помогают им проникать через барьеры кожных и слизистых оболочек [5]. Тем не менее, видимо основным путем проникновения бруцелл в организм собак следует считать пероральный, т.е. через желудочно-кишечный тракт. Это происходит при поедании инфицированной пищи (мяса, молока) или при облизывании влагалищных выделений (при обнюхивании других собак).

Прошедший через эпителиальный барьер, возбудитель проникает в кровь или лимфу и затем попадает в близлежащие лимфоузлы. В первые же часы после проникновения в организм возбудитель подвергается фагоцитированию макрофагами и нейтрофилами. Бруцеллы имеют очень интересную особенность. Они способны не только противостоять бактерицидным системам фагоцитов, но и длительно выживать внутри фагоцита, что в конечном итоге приводит его к разрушению. Более того, возбудитель "стремится" как можно скорее быть захваченным фагоцитом и укрыться за его мембранами, поскольку бактерицидные ферменты и белки крови (лизоцим, комплемент) очень губительны для микробных клеток бруцелл.

Находясь внутри фагоцита, бруцеллы защищены мембранами этих клеток от антибиотиков и других препаратов, которые используются при лечении бруцеллеза. Именно поэтому бруцеллез очень трудно излечить, поскольку лекарственные препараты плохо преодолевают клеточные мембраны [З].

Но почему бруцеллы способны выживать внутри фагоцитировавшего их макрофага? Ведь согласно иммунологической программе, заложенной в организме, возбудитель должен быть убит (см. гл.1). Автор многие годы работал над этой проблемой. Согласно полученным результатам, а также некоторым литературным данным, этот процесс можно представить следующим образом.

При фагоцитозе микробной клетки бруцелл на неё воздействуют активные формы кислорода и перекись водорода. Но бруцеллы легко выдерживают этот "натиск", поскольку их клетки содержат большое количество фермента каталазы, которая нейтрализует перекись водорода. Поэтому в фагосому оказывается заключена не убитая, а живая клетка бруцелл. В дальнейшем возбудитель секретирует некое вещество (макрофаготоксин), которое, воздействуя на регуляторные системы фагоцита, увеличивает в нем содержание циклического аденозинмонофосфата (цАМФ) и снижает уровень циклического гуанозинмонофосфата (цГМФ). Таким образом, резко (в 8-10 раз) увеличивается индекс цАМФ/цГМФ в макрофаге, что через каскад сложных реакций приводит к снижению подвижности лизосом. Поэтому процессы сближения лизосом и фагосомы, а также их слияния резко подавляется. "Токсическая триада" (миелопероксидаза-Н2О2-галоген), которая очень губительна для бруцелл, в этом случае не образуется.

Таким образом возбудитель остается жизнеспособным внутри фагоцита и, паразитируя, нарушает метаболизм этой клетки. В результате фагоцит погибает и лизируется. Вышедший во внеклеточное пространство возбудитель фагоцитируется новыми клетками и процесс начинается снова.

Вместе с поглотившими их клетками бруцеллы разносятся во вес паренхиматозные органы (печень, селезенку, костный мозг и т.д.) и лимфоузлы. Но наибольший тропизм возбудитель имеет к половым органам (семенникам, придаткам семенника, тканям матки, особенно в состоянии беременности). Развиваются множественные воспалительные явления, которые носят хронический характер с периодическими обострениями (ремитирующий тип). Немалую роль в развитии патологии на тканевом уровне играют и реакции ГЗТ. Длительное течение болезни сопровождается серозно-продуктивным воспалением паренхиматозных органов, что приводит к атрофии паренхимы, склерозу стромы и множественным фиброзным отложениям.


2.3. Взаимоотношения с системой иммунитета.

Механизмы иммунитета, которые обеспечивают специфическую невосприимчивость организма к бруцеллезу, пока не известны. Возможно, это какие-то особые, неизвестные пока типы реакций . Установлено, однако, что если бруцеллы могут нарушать бактерицидные процессы в макрофагах восприимчивых животных, то в таких же макрофагах, полученных от иммунизированных животных сделать этого возбудитель уже не в состоянии. В этом случае бруцеллы очень быстро погибают при фагоцитозе [б].

Нам удалось установить, что такой же эффект наблюдается и у лабораторных животных при выработке у них иммунитета к макрофаготоксину (см. 2.2.). Животные, которым одно- или двукратно вводили чистый макрофаготоксин, становились невосприимчивыми к экспериментальному заражению бруцеллезом.

Таким образом, в результате вакцинации организм животного приобретает повышенную устойчивость к последующему заражению, т.е. становится иммунным. Однако напряженность такого иммунитета невелика и доза возбудителя, на два порядка превышающая минимальную заражающую (ИД/100), легко прорывает иммунитет, создаваемый любой современной вакциной. Высказывалось даже мнение, что при бруцеллезе вообще нет специфического иммунитета.

По нашим данным, эта особенность связана со свойствами некоторых факторов патогенности бруцелл, имеющих молекулярную структуру очень близкую к молекулярной структуре веществ, свойственных для самого организма хозяина.

Вместе с тем, после проникновения возбудителя в организм уже на 5-6 день могут быть зарегистрированы специфические антитела. В основном, антитела вырабатываются на бруцеллезные эндотоксины (липополисахариды) и направлены против S- или R-эндотоксинов (см. рис. 9). Эти антигены (эндотоксины) и специфические антитела к ним (гипериммунные сыворотки) используются для диагностики бруцеллеза у животных и при определении вида возбудителя. Но лечебным эффектом гипериммунная сыворотка не обладает и титр таких антител в организме не коррелирует с состоянием специфической невосприимчивости к бруцеллезу.

Таким образом, при воздействии бруцелл у животных формируется иммунологическая невосприимчивость к бруцеллезу, хотя сила этой реакции (напряженность иммунитета) относительно невелика и повторное заражение не исключено.


4. КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ

Бруцеллез у собак протекает обычно хронически и очень часто бессимтомно. В отдельных случаях при таком вялотекущем заболевании у кобелей могут развиваться поражения половых органов: эпидидимиты и орхиты с пролиферацией лимфо-гистиоцитарных элементов. В более тяжелых случаях разрушается паренхима простаты и семенных канальцев семенников и развивается асперматогенез. То есть животные становятся бесплодными.

У сук основные патологические реакции развиваются во время щенности. При этом собаки могут абортировать на 30-50 день щенности или рождать мертвое потомство. После этого у них длительное время продолжаются воспалительные процессы в матке. Плодные воды и выделения из матки содержат огромные количества возбудителя и животное в этот период представляет собой опасный источник заражения и прежде всего для своих владельцев.

Кроме поражений половых органов у собак иногда могут наблюдаться увеличение лимфоузлов. Очень редко наблюдают лихорадку ремитирующего типа. В литературе встречаются описания артритов у собак при бруцеллезе.


5. ДИАГНОСТИКА

Диагностика бруцеллеза должна строиться исключительно на серологических реакциях. Причем в качестве диагностикумов должны быть использованы препараты, позволяющие выявлять антитела как к S- так и к R-антигенам возбудителя.

Отдельный вопрос в диагностике бруцеллеза составляет дифференциация (отличие) реакций на бруцеллез и иерсиниоз, возбудитель которого может вызывать небольшое расстройство деятельности желудочно-кишечного тракта.

Проблема состоит в том, что у некоторых сероваров бактерий Ieisinia enterocolitica эндотоксин имеет почти идентичное строение с S-эндотоксином бруцелл. Благодаря этому совпадению при паразитировании иерсиний у животных им может быть ошибочно поставлен диагноз на бруцеллез. Существуют специальные дифференциальные тесты, позволяющие довольно достоверно различать бруцеллез и иерсинеоз.


6. ЛЕЧЕНИЕ

Бруцеллез считается практически неизлечимым заболеванием. Это связано с мощным аллергическими (ГЗТ) и аутоиммунными реакциями, которые даже после элиминации (удаления) возбудителя оказывают патологическое влияние на организм. Кроме того, бруцеллы могут переходить в L-форму, в виде которых длительно (порой годами) паразитировать в хозяевах. В целом, лечение собак от бруцеллеза практически не разработано, но некоторые рекомендации могут быть представлены.

6.1. Этиотропная терапия.

6.1.1. Антибиотикотерапия.

Бруцеллы очень чувствительны ко многим антибиотикам, но их способность паразитировать внутри фагоцитов позволяет бруцеллам избегать контактов с антибиотиками, даже если его концентрация в крови очень высока. Тем не менее, при обострениях болезни мощные курсы тетрациклинов или рифампицина позволяют резко снижать остроту инфекционного процесса. Добиться полного излечения от бруцеллеза с помощью антибиотиков невозможно.

6.2. Патогенетическая и симптоматическая терапия.

6.2.1. Применение иммуностимуляторов.

Для лечения бруцеллеза довольно рационально использование стимуляторов макрофагального звена и Т-лимфоцитов. (В медицинской практике хорошие результаты получены при применении микробных полисахаридов.) Особенно эффективно применение иммуностимуляторов вместе с антибиотиками.

При выраженных аллергических проявлениях показано применение кортикостероидных препаратов.

В некоторых случаях хороший лечебный эффект оказывает прием отвара перечной мяты (механизм действия не изучен).


7. ПРОФИЛАКТИКА

Несмотря на большое количество вакцин, предложенных для профилактики бруцеллеза у сельскохозяйственных животных и человека, проблема специфической профилактики бруцеллеза у собак совершенно не разработана. Гипериммунные противобруцеллезные сыворотки признаны неэффективными и поэтому в настоящее время не выпускаются.

Таким образом, эффективных профилактических мероприятий при бруцеллезе собак не разработано. Особую осторожность при контакте со своими питомцами должны соблюдать владельцы больных собак.

 

ДЕМОДЕКОЗ

Демодекоз - внутрикожное паразитарное заболевание, вызываемое мелкими клещами рода Demodex. В настоящее время описано более ста сорока видов этих клещей, которые паразитируют у различных животных. Болезнь имеет широкое распространение в различных странах мира и у собак протекает в виде дерматитов и гиперкератозов. Человек так же болеет демодекозом, но у него паразитируют свои виды (D.brevis, D.folliculorum) и выделение от человека собачьего вида клеща пока ещё не описано. Возможность перекрестного заражения не установлена.


1. ВОЗБУДИТЕЛЬ БОЛЕЗНИ

Возбудитель демодекоза у собак - очень маленький клещ Demodex canis (длина 220-300 мкм ширина 42-48 мкм) имеет удлиненное ланцетовидное тело (похожее на лавровый лист), которое расчленено на голову, грудь и брюшко. Его подковообразная голова снабжена подвижным хоботком, имеет верхние и нижние челюсти, а также трехсегментные щупальца на верхней челюсти. Клещ имеет четыре пары коротких трехчленистых лап.

Возбудитель демодекоза собак относится к типу членистоногих (Artropoda), подтипу хелицеровых (Chelicerata), классу паукообразных (Arachnida), отряду акариморфных клещей (Acareformes), подотряду тромбидиформных (Trombidifonnes), семейству (Demodicidae), роду (Demodex), виду (Demodex canis).

Считается, что демодекозные клещи произошли от эктопаразитов волосяных клещей семейства Myobiidae, паразитирующих на различных животных. Эти клещи, фиксируясь у основания волоса хозяина, питаются содержимым клеток его волосяного фолликула, а также лимфой и плазмой крови. Однако полностью в фолликул они не погружаются и дышат с помощью дыхательного аппарата атмосферным воздухом.

Клещи рода Demodex, при паразитировании, погружаются в фолликул целиком. В результате они приобрели сильно удлиненную форму, уменьшились в размерах и начали дышать не только с помощью дыхательного аппарата (трахеи), но и всей поверхностью тела (кожный тип), то есть приобрели способность обходиться без атмосферного кислорода. Они потеряли щетинки и пигментацию. Изменились конечности: они сделались короче, а при необходимости вообще втягиваются в тело клеща - "как поршень в цилиндр". Конечности могут выдвигаться из тела в любом направлении и работать как синхронно, так и по отдельности. На лапках имеются коготки, а в центре лапки - присоска. Некоторые авторы утверждают, что клещ имеет и глаза, которые помогают ему ориентироваться в пространстве [1], особенно на поверхности кожи.

Биологический цикл развития клеща многостадиен: яйцо-личинка-протонимфа и взрослый клещ.

Из ромбовидного яйца вылупляется личинка, которая через стадию куколки превращается в нимфу. Сначала эта нимфа-1 (протонимфа), которая опять через куколку превращается в нимфу-2 (телеонимфа) и уже затем в имаго - половозрелую взрослую особь. Иногда стадия нимфа-2 выпадает и наблюдается ускоренное развитие клеща [3]. Этот цикл по времени занимает около 20-24 дней.

Личинки и нимфа, также как и взрослые клещи, подвижны, но в значительно меньшей степени. Их ротовой аппарат по сравнению со взрослыми особями недоразвит. Взрослый клещ активно передвигается и, в целом, по своей форме и движению напоминает крокодила [1].

При переходе к паразитированию в глубине кожи клещ, в отличие от своих предков, в значительной степени потерял устойчивость к факторам внешней среды (стал более нежным). В жидком экссудате пустул он выживает при температуре 17-20С в течение 10 и более суток, но на стенах и на полу квартир при той же температуре он сохраняет жизнеспособность около двадцати минут, а на собачьей подстилке не более одного часа. Его жизнеспособность в значительной степени зависит от влажности, так как клещик маленький и быстро теряет влагу. В воде (водопроводной) при температуре 12-17С он выживает до трех суток. Но замораживание при -1С действует на него губительно и он сразу погибает. А при нагревании до 50С он гибнет через 30-60 секунд.


2. ПАТОГЕНЕЗ

2.1. Особенность и предрасположенность.

При демодекозе резко выражена индивидуальная предрасположенность животного к этой болезни. Она связана, прежде всего, с нарушением физиологии волосяного фоликула, которое наблюдается при выпадении волоса (при линьке, например), или отставании стенок волосяного фоликула от корня волоса (атония кожи). Это дает возможность клешу легко проникать в волосяной фоликул. Однако у собак клещи иногда могут проникать и в неповрежденный фоликул.

Другой предрасполагающий фактор может быть связан с подавлением иммунологических реакций в коже, а также с высоким уровнем кортикостероидных гормонов или очень низким уровнем тиреоидного гормона. Эти гормональные нарушения отрицательно влияют на кожные иммунологические реакции.

Заражение восприимчивых животных может происходить только при контакте и только половозрелыми формами клеща, которые выбираются из фолликулов на поверхность кожи и активно передвигаются по ней. В это время они дышат за счет трахей (тип дыхания предков).

Характерно, что сигналом для расселения служит повышение температуры, которое происходит на участке контакта больного и здорового животного. Показано и усиление способности к расселению под действием гормона окситоцина. Окситоцин вырабатывается у сук, кормящих щенков молоком. Предполагается, что этот сигнал, рефлекторно действуя на паразита, способствует усиленному переползанию клеща от больной матери к потомству (т.е. заражению при кормлении щенят молоком).

Наиболее часто демодекозные поражения локализуются в местах, где кожа эластичнее, больше складок и, следовательно, больше влажность прикожного слоя воздуха. Чаще поражаются также участки тела, которые наиболее активны при контакте (голова, грудь).

Не изучена возможность бессимптомного течения болезни (носительства) у собак. Однако, учитывая высокий процент носительства демодекоза у человека (более 20%) [2], по аналогии можно предполагать, что многие собаки также являются носителями этого паразита без клинических проявлений болезни.

2.2. Динамика патогенеза.

Начальным этапом патогенеза демодекоза является проникновение клеща в волосяной фоликул.

В волосе различают две части - корень, который спрятан в волосяной фолликул, и стержень (рис. 10). Волосяной фоликул представляет собой полость, стенки которой состоят из внутреннего и наружного эпителиальных (корневых) влагалищ в соединительнотканной сумки. Внизу корень волоса имеет утолщение, называемое луковицей волоса. Это место, собственно, и является местом роста волоса. Снизу в волосяную луковицу вдается богатый кровеносными сосудами волосяной сосочек, питающий волос. Несколько выше луковицы расположены сальные железы, которые у собак относятся к трубчато-альвеолярным железам. Выводные протоки этих желез открываются в верхней части волосяного фолликула. Сажяые железы продуцируют кожное сало, которое придаст коже мягкость и эластичность.

Существует несколько вариантов проникновения клеща в фолликул. Наиболее легким является вариант, когда волоса в фолликуле нет. Это бывает при линьке, нарушении роста волос и т.д. В этом случае клещ свободно заползает в фолликул и спускается вглубь его. Несколько труднее клещу проникать в фолликул, где имеется волос, но из-за атонии кожи (снижение кожного тонуса) наружное корневое влагалище отслоено от волоса. Клещ проникает в просвет этого отслоения и продвигается вглубь фолликула.

В отличие от многих других видов клеща Demodex, вид Demodex canis у собак может иногда проникать и через фолликул с неповрежденным волосом. В этом случае клещ, располагаясь спиной к волосу, внедряет головную часть своего тела в воронку волосяного фолликула, т.е. так, как делают клеши рода Myobiidae. Используя гипостом (заостренное непарное образование ротового аппарата, служащее для прокалывания мембраны клеток), клещ разрушает клетки росткового слоя эпидермиса, высасывая их содержимое. Помогая себе лапками и разрушая клетки, паразит проникает вглубь фолликула. По мере углубления, клещ переходит на кожный тип дыхания и начинает включать в действие крючковидные хелицеры (образования, действующие наподобие челюстей), которые вырезают целые пласты клеток многослойного эпителия.

Так или иначе паразит проникает в волосяной фоликул и начинает углубляться в него. По пути своего продвижения он питается, выгрызая целые борозды (до 60-70 мкм) в эпителии внутреннего и наружного корневого влагалища. Продвигаясь до выводных протоков сальных желез клещ обычно проникает в эти железы. Реже он продолжает движение, опускаясь на дно волосяного фолликула, где в первую очередь выгрызает клетки волосяного сосочка. В результате этого новый волос в этом фолликуле уже не растет.

Если в волосяном канале пораженного клещом фолликула старый волос еще не погиб, то клещ усиленно способствует его выпадению. При питании срезая целые пласты эпителия корневых влагалищ, паразит начинает уничтожать и ещё не ороговевшие клетки коркового вещества корня волоса. При этом корень постепенно истончается настолько, что от него практически ничего не остается. В результате волос выпадает.

Питаясь в сальной железе или на дне волосяного фолликула, клещ Demodex "распахивает" многочисленные борозды в их эпителиальном слое. Причем в этот же фолликул проникают и другие особи возбудителя. Размножаясь в фолликуле, они формируют колонию клещей, где присутствуют разнополые особи всех стадий биологического цикла (личинки, нимфы и имаго). Размалывая своими хелицерами пласты эпителиальных клеток и разрушая их, взрослые особи не только питаются сами, но и позволяют питаться остатками их содержимого личинкам и нимфам, которые, имея недоразвитый ротовой аппарат, не могут сами разрушать клетки. В результате неполовозрелые формы паразита как бы находятся в питательном субстрате из разрушенных взрослым клещом клеток, А активное добывание пищи - дело только взрослых особей. Таким образом, начинает формироваться демодекозный очаг.

Не последнюю роль здесь играет наличие гноеродной микрофлоры и, прежде всего, стафилококков, которых в огромном количестве обнаруживают в пораженных местах [4]. С помощью электронной микроскопии было показано, что клещ из очагов поражения буквально весь покрыт этими микроорганизмами.

Как правило, разрушенные клетки организма хозяина заменяются новыми эпителиоцитами и обычно борозды зарастают. Однако, если уничтожена вся эпителиальная выстилка демодекозного очага, вплоть до базальной мембраны, то организм хозяина отвечает на это следующим образом. Расположение базальной мембраны сдвигается вглубь подлежащей соединительной ткани, а эпителиальная выстилка восстанавливается. Такое смещение базальной мембраны позволяет клещам отвоевывать себе жизненное пространство, увеличивая таким образом размеры демодекозного очага и вместилище для особей своей колонии. Этот процесс может повторяться неоднократно. Чем больше вместилище (завоеванное жизненное пространство), тем больше образуется питательного субстрата за счет эпителиальных тканей хозяина.

Сумки волосяного фолликула гипертрофируется, превращаясь в соединительно-тканную оболочку демодекозного очага, а наружное корневое влагалище трансформируется в его эпителиальную выстилку.

Разрушение эпителиального слоя и гипертрофия размеров сальной железы приводят её к потере способности вырабатывать свой секрет - кожное сало.

Таким образом, клещ Demodex, проникая в фолликул или сальную железу, разрушает эпителиальный слой, который служит ему (а также и его потомству) питательным субстратом. Вследствие его деятельности на месте фолликула формируется демодекозный очаг, содержащий колонию клещей.

2.3. Взаимодействие с системой иммунитета.

Действие системы иммунитета в ответ на агрессию клеща Demodex во многом остается неизученным (как и при большинстве других паразитарных болезнях). По аналогии с течением демодекоза у человека, можно предположить, что активные действия иммунной системы сдерживают размножение паразита и его присутствие в организме, в малом количестве, не приводит к развитию клинической картины болезни. В случае увеличения числа особей возбудителя (в силу каких-то причин), система иммунитета начинает отвечать более активно, включая механизмы воспалительных реакций.

Первостепенную роль в противопаразитарных иммунных процессах играют реакции гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ). При демодекозе, например, показано, что при расширении демодекозного очага отмечается сильная инфильтрация его наружной стенки эозинофилами, нейтрофилами, гистиоцитами и клетками лимфоцитарного ряда. Причем фагоциты, скапливаясь вокруг паразита, воздействуют на него ферментами своих лизосом, секрстируя их в окружающую клеща среду. При этом фагоциты могут даже лизироваться, высвобождая все свои ферменты. В результате развивается типичная воспалительная реакция, которая и умерщвляет паразита. Благодаря этой реакции вокруг демодекозного очага формируется гранулёма, окруженная воспалительным клеточным барьером. Этот барьер как бы отгораживает организм хозяина от демодекозного очага и препятствует проникновению за его пределы токсических продуктов метаболизма паразита.


3. КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ

У животных отмечают три формы течения демодекоза:

1. скваматозную или чешуйчатую;
2. пустулезную, сопровождаемую образованием мелких гнойничков (пустул);
3. папулезную, характеризующуюся возникновением более крупных воспалительных очагов (папул).

У собак встречаются все три формы болезни. Причем часто болезнь протекает в смешанной форме, когда одновременно присутствуют некоторые из вышеуказанных форм.

Наиболее распространена у собак скваматозная (чешуйчатая) форма. Это связано с тем, что их сальные железы имеют широкие выводные протоки. В силу этого клещ Demodex canis прежде всего колонизирует эти железы, а в резул”татс его жизнедеятельности железы перестают продуцироватт кожное сало. В итоге кожа становится сухой, ломкой и начинает чешуйчато шелушиться.

Весь этот процесс развивается, как правило, с маленьких точечных гиперемированных пятен 1-3 мм в диаметре. В дальнейшем волосы в этих местах выпадают и появляются облысевшие участки (наиболее часто вокруг глаз, щеках, на спинке носа, а также на боках, локтях и шее). Затем гиперемия проходит, а кожа на пораженных местах начинает слущиваться чешуйками. Она утолщается, становится складчатой, часто покрывается трещинами, которые кровоточат. Чешуйки ороговевшего эпидермиса имеют серовато-синеватый цвет и легко слущиваются.

Возникновение пустулезной формы связано с паразитированием клеща не в сальных железах, а на дне волосяного фоликула. Как правило, в этом случае поражаются остевые волосы или другие волосы, имеющие глубокие волосяные фолликулы. При этом в толще кожи вначале появляются демодекозные очажки диаметром 1-4 мм, которые в дальнейшем могут заполняться гноем, превращаясь в бугорки и самопроизвольно вскрываться, образуя на поверхности засыхающие серо-бурые корочки. Чаще такие поражения наблюдают в межчелюстном пространстве, около рта, на губах и над глазами.

Голова у собак чаще поражается потому, что этой частью тела собаки активно вступают в контакт, обнюхивая больных животных. Кожа на пораженных местах утолщается и собирается в глубокие складки, иногда приобретая красноватый цвет. Обычно при обширных поражениях кожи от собак исходит неприятный запах, напоминающий запах прогорклого жира.

Папулезная форма у собак встречается крайне редко при сильной генерализованной инвазии и поражает преимущественно спину, крестец и корень хвоста.

Смешанная форма обычно начинается со скваматозной формы, а затем появляются пустулы, а при дальнейшей генерализации процесса образуются и папулы. Как правило, любое течение демодекоза осложняется секундарной инфекцией (прежде всего стафилококковой), которая усугубляет течение болезни.


4. ДИАГНОЗ

Клинические симптомы демодекоза имеют очень много общих черт с дерматитами иной этиологии. Поэтому поставить точный диагноз на демодекоз на основании клинических признаков практически невозможно. (Единственным характерным для этой болезни признаком может служить имеющий место при генерализованном демодекозе специфический "демодекозный" запах.)

Основным (и довольно несложным) методом диагностики служит микроскопия содержимого демодекозных очажков, позволяющих увидеть под микроскопом возбудителя непосредственно. Этот метод довольно надежен, однако необходимо брать материал из глубоких слоев кожи (соскабливая вплоть до появления сукровицы), а также просматривать луковицы оставшихся волос взятых из очага поражения. Клеща можно обнаружить и в отделяемом экссудате пустул.


5. ЛЕЧЕНИЕ

Лечение демодекоза основано на подавлении жизнедеятельности клеща Demodex canis и ликвидации предрасполагающих факторов: лечение атонии кожи, улучшение роста волос, усиление иммунных реакций, а также ликвидация гормональных отклонений.

5.1. Этиотропная терапия.

Здесь наиболее целесообразно использовать комплексный подход, включающий доставку антипаразитарного препарата через биологические жидкости в клетки волосяного фоликула (т.е. через организм), а также используя поверхностную обработку кожи антипаразитарными препаратами. Поверхностная обработка позволяет убивать паразита на поверхности кожи при его передвижении (миграции), а также на поверхностных участках волосяных фолликул.

В качестве антипаразитарного вещества, вводимого в организм парэнтерально (подкожно), в настоящее время наиболее популярен препарат ивомек, содержащий в качестве активного вещества ивермектин. Следует отметить, что в настоящий момент этот препарат не всегда бывает эффективным. Учитывая, что в 1987-1989 годах препарат был значительно более активен в отношении клеща Demodex, можно предположить, что у клеща вырабатывается резистентность к ивермектину в связи с его широким применением.

Нами предложен иммуноактивный препарат "Иммунопаразитан", который резко стимулирует противопаразитарные механизмы защиты иммунной системы (в частности ГЗТ). Препарат может применяться как для лечения больных животных, так и для профилактики, создавая у обработанных невосприимчивость к заражению.

Неплохой эффект в отдельных случаях отмечают при внутривенном применении 1% раствора трипановой сини.

Пероральное применение хлорофоса следует признать очень токсичным и неоправданным из-за сильного поражения печени и других органов.

Для обработки мест поражений могут быть использованы многие локально действующие противопаразитарные препараты. Наибольшее применение нашли:

* линименты, содержащие серу и деготь;
* препараты, содержащие фосфорорганические вещества (хлорофос);
* препараты на основе пиретроидов (педекс, циклон и др.);
* амитраз.

 

5.2. Патогенетическая терапия

Для снижения атонии кожи и лучшего роста волос собакам рекомендуют назначать в пищу чистую серу или втирать содержащие серу линименты в облысевшие места. При подавленной кожной резистентности (при гипотиреоидозе) назначают тиреоидин или добавляют в еду по одной-две капли 5% настойки йода. При повышенной продукции кортикостероидных гормонов (в этом случае у светлокожих собак могут появляться крапинки темного пигмента - гиперпигментация) может быть рекомендован ингибитор функции коры надпочечников - хлодитан.

Для очистки от омертвевших чешуек, которые скрывают клеща от воздействия наружных противопаразитарных средств, необходимо вычесывать собаку жесткой щеткой.

5.3. Симптоматическая терапия.

Для смягчения кожи и стимулирования регенеративных процессов на стадии выздоровления рекомендуют применять пихтоин и облепиховое масло (можно заменять масляным раствором витамина А)

Так как демодекоз обычно осложняется стафилококкозом, при обширных (особенно пустулезных) поражениях рекомендуется проводить антистафилококковую терапию с помощью АСП или антибиотиков.


6. ПРОФИЛАКТИКА

Для профилактики демодекоза в течение 2-3 месяцев может быть использован препарат иммунопаразитан.

Некоторыми авторами показана возможность профилактики этой болезни у новорожденных щенят, путем обработки щенных сук препаратом ивомек в дозе 200 мкг/кг. Обработку проводят за шесть-семь дней до щенения. Отъём щенков должен производиться не позднее 28 дневного возраста [1].

Профилактика может включать и ограничение контакта с явно больным животным, а также проведение мероприятий, предупреждающих возникновение неинфекционных заболеваний кожи.

Просмотров: 6237

Смотрите также:

Инфекционный перитонит кошек - FIP

Инфекционный перитонит кошек был открыт в 1963 г. Возбудитель, коронавирус, первоначально был назван вирусом инфекционного перитонита кошек. Впоследствии выяснилось, что в крови многих здоровых кошек содержались антитела к этому коронавирусу, и было высказано предположение, что эти кошки были заражены невирулентным коронавирусом, называемым кишечным коронавирусом кошек.


ПЦР-диагностика вирусных и бактериальных инфекций домашних животных

Полимеразная цепная реакция (ПЦР) - метод молекулярной диагностики, ставший для многих инфекций «золотым стандартом», проверен временем и тщательно апробирован клинически. Высокая чувствительность и специфичность метода позволяют гарантированно обнаруживать единичные возбудители в биологическом материале на основе их генетической информации. Аналитическая чувствительность ПЦР для большинства вирусов и бактерий составляет 1000 микроорганизмов в 1 мл пробы. Специфичность ПЦР для вирусных, хламидийных, микоплазменных и большинства других бактериальных инфекций достигает 100%.

стерилизация кошки недорого

Меню

Собаки

Кошки

Птицы

Занимательно

Ветеринария

Справочник